Жилищное строительство Франции эпохи революции и империи

Во время Директории (1795—1799) несколько оживляется строительство жилых домов, но период наибольшей строительной активности в 1-й трети века падает на 20-е гг., когда застраивается ряд новых кварталов города: Пуассоньер, Сен-Жорж, Франциска I — между Елисейскими полями, тогда еще пустынными, и Сеной, Новых Афин и др. Некоторые кварталы в тот период были лишь намечены (как, например, Европейский квартал). Строительная инициатива принадлежала предпринимателям, которые строили не только доходные дома, но и особняки для продажи, рассчитанные на определенный контингент покупателей. Так, был застроен и вскоре заселен квартал между улицами Ля-Тур-де-Дам, Лярошфуко и Сен-Лазар, получивший название Новых Афин, где обосновались многие знаменитости своего времени — артисты Тальма, Марс, Дюшенуа, художники Орас Верне, Изабе, писатель Монтолон и др. Обширное владение Божон также было разбито на участки, там были проложены новые улицы — Шатобриана, Байрона, Фортюне. Особняками застраивалась территория между шоссе Д’Антен и деревней Клиши.

Некоторые изменения претерпевает в это время тип отеля, постепенно утрачивающий дворцовые черты. Его размеры уменьшаются, в то же время возрастает степень комфорта, и планировка в ряде случаев приобретает индивидуальные черты, сохраняя при этом многие традиционные приемы в расположении и трактовке помещений. На рубеже века еще господствует прием расположения дома между двором и садом, часто два крыла здания выходят торцами на улицу и объединяются стеной с большим монументальным порталом. Подобные ограды замыкали курдонеры не только жилых, но и общественных зданий, и, являясь своеобразным элементом фронта улицы, нередко представляли самостоятельный интерес (ограды банка Франции и квартала Тампль).

Но уже во многих особняках, построенных в конце 1-й трети XIX в., можно обнаружить ряд черт, которые отличают их от отелей традиционного типа. Одна из этих черт — отсутствие курдонера. В этом отношении типичен квартал Новые Афины (1819—1821, арх. Константен, и др.), объединивший ряд владений, различных по размеру, конфигурации участков и композиции (рис. 6). В планировке квартала отсутствует общий архитектурный прием, каждый особняк здесь представляет собой 2 самодовлеющую единицу. Внутри квартала узкий извилистый проход, играющий роль коридора, дает возможность второго выхода для некоторых особняков, соединяя противолежащие улицы квартала. Все дома выходят на улицу и имеют небольшие внутренние дворы-сады. Планировка каждого владения индивидуальна: черты регулярности сохраняет отель Марс, в котором комнаты группируются вокруг центрально 2 го зала с верхним светом (первоначально задуманного в виде открытого двора-атриума); в миниатюрном особняке Дюшенуа полукруглый курдонер как бы проникает в объем дома, трансформируя схему старинного отеля со служебными крыльями и оградой на улицу. Дом Тальма вытянут в ширину. Его хорошо скомпонованный план тем не менее далек от схемы отеля и сохраняет лишь некоторые старые приемы, как, например, вход на лестницу из пассажа, расположение во дворе служб, умело изолированных от сада и дома. План дома с асимметричным выступом маленькой террасы предвосхищает свободный план особняка-виллы середины XIX в.

Париж. Жилые дома: 1 — доходный дом, 1-я треть XIX в., планы этажей, фасад; 2 — отель Марс квартала Новые Афины, 1819—1821 гг., Константен, генплан квартала; планы этажей, фасад
Рис. 6. Париж. Жилые дома: 1 — доходный дом, 1-я треть XIX в., планы этажей, фасад; 2 — отель Марс квартала Новые Афины, 1819—1821 гг., Константен, генплан квартала; планы этажей, фасад

В архитектуре Новых Афин сильно ощущается влияние итальянских образцов Палладио и Виньолы (иногда их определенных произведений, получивших здесь заметный налет эклектики). Тот же характер носят и другие жилые дома этого периода. В них соединяются приемы и формы архитектуры античности и Ренессанса, иногда еще усложненные неогреческими мотивами и всецело подчиненные своему новому назначению — служить оформлению современного особняка. Случается, что в домах лишь с двумя фасадами (торцовые стены примыкают к соседним владениям) эти последние различны не только по формам, членениям, но и по самой стилистической характеристике. На объемное построение здания заметное влияние оказывает появление небольших террас, остекленных галерей с чугунными колонками, и балконов, опирающихся на колонны или столбы и образующих род портика над входом.

Продолжали строиться пяти- или шестиэтажные доходные дома с лавками в первом этаже, над которым возвышались четыре уменьшающиеся по высоте этажа (см. рис. 6), отделенные тягами друг от друга и завершенные мансардным этажом. Планировка квартир мало изменяется в этот период. Фасады домов очень просты: рустованный первый этаж с аркадами, строгие прямоугольные окна вытянутых пропорций с сандриками и фронтонами. К концу первой трети века характер этих фасадов меняется в сторону их усложнения: вместо одного вида руста появляется сочетание двух или трех его видов, усложняется форма окон и их обрамления, так же как форма люкарн, гуще и сложнее становится узор балконных решеток, более мелким и обильным — орнамент. Междуэтажные тяги приобретают большее значение, менее развитым становится венчающий карниз.

Архитектура Франции. Париж. Лавка, 1-я треть XIX в.
Рис. 7. Париж. Лавка, 1-я треть XIX в.

В начале века возникает новый тип жилого дома, сочетающий в одном владении отель, расположенный в глубине участка, и доходный дом, выходящий на улицу, с лавками в первом этаже. Лавки, получающие красивые фасады с большими витринами и комфортабельные интерьеры, уже сильно отличаются от средневековых лавок- мастерских, в которых производство и продажа были нераздельны и происходили на глазах покупателей (рис. 7). Теперь лавки — это только место торговли. Они имеют самостоятельное хозяйство (помещение за лавкой, квартира торговца), никак не связанное с жилой частью доходного дома, в котором, по большей части, они помещаются. Но уже появляется переходный тип магазина — это внутренние пассажи с лавками (как, например, галерея Комической оперы) в доме, верхние этажи которого заняты квартирами, или отдельные большие галереи, как, например, галереи Вивьен и Кольбер (1827—1828, арх. Делянуа и Вилло). Такие галереи с магазинами и кафе, богато декорированные внутри, служили променадами и были излюбленными местами встреч парижской публики.

Несмотря на обширные замыслы Наполеона в области строительства, количество крупных монументальных зданий, построенных в это время, невелико. Резиденциями императора и членов его многочисленной семьи служили старые дворцы и отели, частично перестроенные и заново отделанные внутри с почти непременным участием Ш. Персье и П. Ф. Л. Фонтена, в творчестве которых стилистические тенденции времени проявились наиболее ярко. Им принадлежат как градостроительные проекты (например, перепланировка западной части Парижа, о которой говорилось выше), отдельные постройки и реконструкции, так и рисунки для мебели, обоев, бронзы, стекла, фарфора и т. д. Их работы широко представлены во внутренней отделке дворцов Компьен, Сен-Клу, Фонтенбло, Большого Трианона, Мальмезона. Примерами декоративного убранства интерьеров времени империи являются также отели Богарне и Де-Полонь (рис. 8). Здесь то же стремление к монументализации и геометризации форм (наряду с их упрощением), что и в архитектуре зданий, где получают распространение самостоятельные объемы, лишенные связующих элементов, «большой» ордер в колонных портиках, стены, не разделенные тягами, по возможности глухие.

Архитектура Франции. Париж. Отель Богарне, интерьер 1-й трети XIX в.: гостиная «Времена года»
Рис. 8. Париж. Отель Богарне, интерьер 1-й трети XIX в.: гостиная «Времена года», дверь, диван, канделябр
Архитектура Франции. Париж. Отель Богарне, интерьер 1-й трети XIX в.: дверь Архитектура Франции. Париж. Отель Богарне, интерьер 1-й трети XIX в.: канделябр Архитектура Франции. Париж. Отель Богарне, интерьер 1-й трети XIX в.: диван

Во внутренней отделке, как и в «большой» архитектуре, копируются античные образцы (здесь особенно заметна множественность источников подражания), в трактовке которых господствуют стилизация, подчинение любого мотива некой орнаментальной схеме Преобладают прямые линии, из кривых используются лишь круг и полукруг; широко применяется прием контраста гладкой поверхности и наложенных отдельных украшений (в мебели, бронзе); в орнаменте каждый элемент отделен от другого, переплетение, плавный переход одного мотива в другой уступает место ритмической связи. Культ личности Наполеона I, наложивший столь сильный отпечаток на характер архитектуры (по преимуществу триумфальной) времени его царствования, проявился также в росписях и станковых картинах (Гро, Энгр и даже Давид).


Глава «Архитектура времени французской буржуазной революции и империи. Конец XVIII — первая треть XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: И.В. Эрн. Москва, Стройиздат, 1969

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)