Архитектура общественных зданий Франции эпохи революции и империи

Общественные здания первой трети века также немногочисленны. Характерными памятниками этого времени остаются триумфальные сооружения и некоторые приспособленные для нового назначения здания или интерьеры (как, например, ряд залов законодательных собраний). Среди последних интересны залы Конвента во дворце Тюильри (1793) и Палаты депутатов в бывш. Бурбонском дворце (1795—1797), оба построенные Ж. П. Жизором, учеником Булле (рис. 9). Первый из них, перестроенный из театрального зала, характерен своей пространственной композицией, основанной на контрастном сочетании большого, нерасчлененного пространства, лишенного каких бы то ни было выступов и галерей, и ряда проемов (часть которых была занята ложами)—прямоугольных и полуциркульных, повторявших прямоугольную форму зала и полукруг амфитеатра с рядами сидений. В 1810 г. зал Конвента был снова переделан в театральный зал Персье и Фонтеном.

Архитектура Франции.  Париж: Тюильри, зал Конвента, 1793 г., Ж. П. Жизор Архитектура Франции.  Париж: дворец Бурбонов, зал заседаний Совета пятисот, 1795—1797 гг., Ж. П. Жизор
Рис. 9. Париж: 1 — Тюильри, зал Конвента, 1793 г., Ж. П. Жизор; 2 — дворец Бурбонов, зал заседаний Совета пятисот, 1795—1797 гг., Ж. П. Жизор

Для устройства зала Палаты депутатов (в котором во время революции происходили заседания Совета пятисот) была перестроена часть дворца Бурбонов. Здесь тип парламентского зала с амфитеатром сидений и трибуной в центре получил законченную форму. Обветшавший зал был перестроен в 1829—1833 гг. арх. Ж. Жоли, который употребил более прочные материалы в конструкциях — металлические фермы, горшечные своды. В 1807 г. перестроенная часть дворца была завершена торжественным 12-колонным портиком (арх. Б. Пуайе). Поставленный на оси улицы Рояль под углом к существовавшему зданию портик представляет собой самостоятельное сооружение, почти не связанное со скрытым за его стеной залом, значительно более крупное по масштабу, чем старый дворец, и по своим размерам отвечающее громадным пространствам вновь образованного ансамбля площади Согласия. Это в полном смысле слова декорация, рассчитанная на украшение городской перспективы и призванная ответить находящейся на другом конце оси церкви Мадлен (рис. 10).

Архитектура Франции. Париж. Палата депутатов. Дворец Бурбонов. Портик, 1807 г., Пуайе. Общий вид Архитектура Франции. Париж. Храм Славы (бывш. церковь Мадлен), 1807 г. (закончена в 1842 г.), Ж. Ж. Юве. Общий вид
Архитектура Франции. Париж. Палата депутатов. Дворец Бурбонов. Портик, 1807 г., Пуайе. План Архитектура Франции. Париж. Храм Славы (бывш. церковь Мадлен), 1807 г. (закончена в 1842 г.), Ж. Ж. Юве. План
Рис. 10. Париж. Палата депутатов. Дворец Бурбонов. Портик, 1807 г., Пуайе. Общий вид, план и разрез Рис. 11. Париж. Храм Славы (бывш. церковь Мадлен), 1807 г. (закончена в 1842 г.), Ж. Ж. Юве. Общий вид, план и разрез
Архитектура Франции. Париж. Палата депутатов. Дворец Бурбонов. Портик, 1807 г., Пуайе. Разрез Архитектура Франции. Париж. Храм Славы (бывш. церковь Мадлен), 1807 г. (закончена в 1842 г.), Ж. Ж. Юве. Разрез

Храм Славы (церковь Мадлен, 1807, арх. Б. Виньон, закончен в 1842 г. арх. Ж. Ж. Юве) построен на месте церкви Мадлен, начатой в 1764 г. Контаном Д’Иври и оставшейся недостроенной. Храм Славы, который по замыслу Наполеона должен был служить памятником побед «Великой армии», в годы Реставрации был превращен в церковь. В это время была пристроена апсида и единственный неф перекрыт тремя плоскими куполами. Представляющая собой периптер коринфского ордера с двойным колонным портиком на высоком подиуме, к которому ведет широкая открытая лестница, церковь Мадлен тем не менее остается типичным образцом архитектуры своего времени. Ее силуэт и самый рисунок форм выдают мастера времени Империи — резкой очерченностью контура, подчеркнутым энтазисом колонн (выложенных из небольших камней) с сильным утонением вверху у пышных капителей. Интерьер церкви, напоминающий по приему залы римских терм, архитектурно не связывается с ее внешними формами периптерального храма, которые вступают также в; противоречие с конструкциями здания (рис. 11).

Архитектурное значение церкви Мадлен основывается главным образом на той роли, которую она играет в городском ансамбле. Замыкая улицу Рояль, церковь стала частью широко задуманной перспективы, которая укрупняет уже сложившийся ансамбль площади Согласия и расширяет границы ее архитектурного влияния.

Если в проекте XVIII в. церковь Мадлен, видимая издалека и служившая красивым завершением уличной перспективы, зрительно оставалась вне границ самой площади и не оспаривала значения выходивших на нее зданий, то в новой композиции парные фасады Габриэля приобрели характер кулис, придающих многоплановость перспективе, в которой церковь Мадлен заняла центральное положение. По своим абсолютным размерам здание очень велико (как и портик Палаты депутатов) и выполнено в ином, более крупном масштабе, чем уже существовавшие здания. Перспективное уменьшение зрительно их уравновешивает, приближая храм к площади, и связывает его непосредственно со старым ансамблем. Иная (по отношению к XVIII в.) трактовка городского ансамбля сказалась и в том, что церковь Мадлен почти целиком «запирает» собой перспективу и благодаря этому еще теснее включается в существующую композицию, пренебрегая традиционным приемом постановки завершающего перспективу здания таким образом, чтобы оно было видно в просвете улицы целиком, окруженное воздухом или зеленью. Тонкую перспективную коррективу вносит в композицию повышение карниза церкви против карнизов домов улицы Рояль.

Архитектура Франции. Париж. Триумфальная арка на площади Звезды, 1806-1836 гг., Ж.Ф. Шальгрен и др. Общий вид
Рис. 12. Париж. Триумфальная арка на площади Звезды, 1806-1836 гг., Ж.Ф. Шальгрен и др. Общий вид, план и разрез
Архитектура Франции. Париж. Триумфальная арка на площади Звезды, 1806-1836 гг., Ж.Ф. Шальгрен и др. План Архитектура Франции. Париж. Триумфальная арка на площади Звезды, 1806-1836 гг., Ж.Ф. Шальгрен и др. Разрез
Архитектура Франции. Париж. Триумфальная арка на площади Звезды. Деталь горельефа «Марсельеза», 1836 г., Ф. Рюд Архитектура Франции. Париж. Триумфальная арка на площади Карусель, 1806 г., Ш. Персье и П. Ф. Л. Фонтен
Рис. 13. Париж. Триумфальная арка на площади Звезды. Деталь горельефа «Марсельеза», 1836 г., Ф. Рюд Рис. 14. Париж. Триумфальная арка на площади Карусель, 1806 г., Ш. Персье и П. Ф. Л. Фонтен

Триумфальная арка на площади Звезды (1806—1836, арх, Ж. Ф. Шальгрен и др., скульптура Рюда, Корто, Этекса) расположена на пологой возвышенности в конце проспекта Елисейских полей. Арка закрепила проходящую через проспект ось, став вместе с тем архитектурным центром площади, начинавшей в то время формироваться. Арка, имеющая лишь один пролет (что является обычным для маленьких арок), отличается колоссальными размерами *  и производит внушительное впечатление как издали, так и вблизи (рис. 12. Высота под сводом большой арки 29,15 м, вся высота 49,54 м. Ширина лицевого фасада (44,84 м) почти вдвое больше размеров боковых (22,21 м). Нерасчлененность масс в сочетании с большой деталировкой отдельных частей арки, так же как и отдельные диспропорции в ее масштабном строе (в целом построенной на модуле, равном радиусу арочного проема), заставляют сильнее «звучать» ее абсолютные размеры. Тяжелый аттик с крупными деталями находится вне масштаба антаблемента; барельефы в сложном обрамлении противоречат приему свободного наложения горельефа на гладкую стену пилонов. Но, может быть, именно благодаря этому противопоставлению так сильно выделяются скульптурные группы пилонов, их асимметричность и экспрессия. Знаменитая «Марсельеза» Рюда в своем стремительном движении действительно вырывается из тяжеловесного и более ретроспективного по духу окружения (рис. 13).

*  Высота под сводами большой арки 29,15 м, вся высота 49,54,м Ширина лицевого фасада (44,84 м) почти вдвое больше размеров боковых (22,21 м).

Арка на площади Карусель (1806, архитекторы Персье и Фонтен) находится на противоположном конце оси, соединяющей площадь Звезды с ансамблем Лувра. Построенная в честь победы при Аустерлице, она должна была служить главным входом на передний двор перед дворцом Тюильри и потерялась в пространстве после сломки старого Тюильрийского дворца. Образцами для нее были взяты римские арки Септимия Севера и Константина, однако эта маленькая (17,50 м шириной и 14,60 м высотой) арка, изящная и пропорциональная, по характеру своей архитектуры и манере исполнения является типичным образцом стиля Империи. Четкость ее очертаний, напоминающая о чеканке из металла, смягчается полихромностью материалов — розового мрамора разных оттенков, желтоватого камня с золотом надписи, и хорошо гармонирует с завершающей бронзовой квадригой работы Бозио (рис. 14).

Архитектура Франции. Париж. Колонна на Вандомской площади, 1806—1810 гг., Ж. Б. Лепер и Ж. Гондуэн
Рис. 15. Париж. Колонна на Вандомской площади, 1806—1810 гг., Ж. Б. Лепер и Ж. Гондуэн

Еще одно мемориальное сооружение времени Империи — это колонна «Великой армии», или так называемая Вандомская колонна (1806—1810, архитекторы Ж. Б. Лепер и Ж. Гондуэн, рис. 15). Она возвышается в центре площади, созданной Мансаром, на месте (и на фундаменте) конной статуи Людовика XIX, низвергнутой во время революции.

В отличие от мраморной колонны Траяна, послужившей для нее образцом, Вандомская колонна (фуст ее выложен из камня) покрыта листами бронзы, перелитой из австрийских орудий. Барельеф, идущий по спирали, изображает события победоносных войн. С установкой в центре площади колонны изменились и пропорциональные соотношения памятника с окружающей застройкой, призванной служить обрамлением королевской статуи. Вместо массивного объема скульптуры Жирардона возник тонкий, по существу высотный, ориентир колонны, который соответствовал уже не своему непосредственному окружению, а новым перспективам вливающихся в площадь улиц.

Архитектура Франции. Париж. Биржа и коммерческий трибунал, 1808—1826 гг. А. Т. Броньяр
Рис. 16. Париж. Биржа и коммерческий трибунал, 1808—1826 гг. А. Т. Броньяр

Биржа и коммерческий трибунал (1808—1826, арх. А. Т. Броньяр, закончена Делябаром)—окруженное колоннадой коринфского, ордера здание, расположенное в центре небольшой площади (рис. 16). Уже современниками отмечалось противоречие между назначением биржи и архитектурными формами античного храма, которые сковывали возможность выполнения требований программы. Наибольшей уступкой современности здесь являются два ряда небольших окон, выходящих в наружный перистиль. В то же время ряд залов биржи был перекрыт металлическими фермами, а во всех главных помещениях отопление было паровым.

Утилитарное строительство, внешне малоэффектное, составляет существенную часть архитектуры I-й трети XIX в. Многие типы общественных зданий в это время приобретают рядовой, массовый характер, теряя во многих случаях черты репрезентативности (которая продолжает оставаться характерной для отдельных зданий, призванных выразить мощь и величие политического режима), приближаясь по характеру своей архитектуры к зданиям чисто утилитарным. Это рынки, склады, больницы, префектуры и т. д.

Разнообразие типов зданий этого рода, по существу, охватывается несколькими планировочными схемами, в основе которых часто лежит каре, образованное корпусами, расположенными по периметру прямоугольного двора (иногда окруженного галереей) и составляющее первоначальное звено в композиции. Таких звеньев может быть несколько — прием, находящий отзвук в грандиозных проектах, удостоенных Большой премии Академии.

К началу века в Париже многие рынки располагались прямо на улицах, часто узких, загромождая и загрязняя их. С 1802 г. рынки начинают упорядочиваться, вырабатывается их программа, для них строятся специальные здания, снабженные фонтанами и в ряде случаев вытяжной вентиляцией.

Во Франции строились как открытые рынки (marche), где продавались все виды товаров и съестных припасов, так и крытые (halle), огражденные стенами и содержавшие большие склады, главным образом оптовые. Разнообразные по назначению рынки часто бывали специализированными (рыбные, хлебные, рынки для птицы, масла и яиц, а также конные, суконные и т. д.). По плану они чаще всего были базиликальными или же представляли собой каре с клуатром и фонтаном посередине. Иногда два здания рынка располагались параллельно. Большая часть этих рынков освещалась через аркады или проемы с полуциркульным завершением.

Архитектура Франции. Париж. Зернохранилище, перекрытие центрального двора, 1806 г., Беланже и Брюне. Фасад-разрез и план
Рис. 17. Париж. Зернохранилище, перекрытие центрального двора, 1806 г., Беланже и Брюне. Фасад-разрез и план
Архитектура Франции. Париж: 1 — рынок Сен-Жермен, 1816 г., Ж. Б. Блондель, план, фасад, фонтаны; 2 — винные склады, 1811—1831 гг., Гоше, план и фасады
Рис. 18. Париж: 1 — рынок Сен-Жермен, 1816 г., Ж. Б. Блондель, план, фасад, фонтаны; 2 — винные склады, 1811—1831 гг., Гоше, план и фасады

Один из самых ранних (1806) и широко известных примеров применения металлической конструкциии в зданиях этого рода — перекрытие внутреннего двора расположенного кольцом зернохранилища в Париже (архитекторы Беланже и Брюне), где от карниза к центральному отверстию идут радиально поставленные чугунные фермы (51 шт.), соединенные 15 круговыми фермами (рис. 17).

Рынок Сен-Жермен (1816, арх. Ж. Б. Блондель) построен в предместье Сен-Жермен на месте старой ярмарки. Это самый значительный из рынков, построенных в Париже в 1-ю половину XIX в. Его размеры 92X75 м в плане, он окружен аркадами на столбах. Рядом построены мясные ряды — 32 лавки. На рынке и в мясных рядах устроены фонтаны в виде ваз (рис. 18,1).

Рынки строятся и в других городах Франции. Например, рыбный рынок в Анжере (1833, арх. Лашез), где резервуар, расположенный поблизости от рынка, и трубы, сообщающиеся с чанами, в которых находится рыба, позволяют легко обновлять воду; рынки в Марселе и Монпелье (рыбные); в Бурбон-Вандее — самый крупный из провинциальных рынков, трехчастный, окруженный галереей; в Марселе, Алансоне (круглый хлебный рынок), Лионе, Везуле, Ренне, Невере, Бурже.

Между 1811 и 1820 гг. были построены первые бойни в Париже: в Руле, Монмартре, Менильмонтане, Вильжюифе и Гренеле. Все пять боен имеют примерно одинаковую планировку и сходны в деталях.

Бойни у заставы Вильжюиф (1812—1820, арх. Лелуар) представляют собой ансамбль отдельно стоящих корпусов, регулярный и симметричный, построенный по развитой программе с хозяйственными дворами, административными корпусами, складами фуража и т. д., с водоснабжением и канализацией. Фасады, так же как и в зданиях рынков, имеют аркады на столбах, гладкие стены с низкими полуциркульными окнами, наличники которых обработаны рустованным камнем. Из камня же выложены тяги и углы здания. По примеру Парижа построили бойни и многие провинциальные города, внеся туда некоторые изменения.

К 1808 г. относится декрет о постройке Главных винных и водочных складов Парижа на месте старого аббатства Сен-Виктор. Склады (1811—1831, арх. Гоше) представляют собой огромное сооружение. Их архитектура проста и основана на ритме повторяющихся элементов. Фасады отражают конструкцию здания (сводчатые галереи, отмеченные зубчатым рядом фронтонов на фасаде), рустами выделены углы, пилястры, обрамления проемов. Выразительность достигается благодаря сочетанию объемов, контрасту гладкой стены и скупых деталей, размаху всего сооружения, отличающегося своей протяженностью (рис. 18,2).

Склады часто строились многоэтажными, с каменными сводчатыми перекрытиями по детально разработанной программе.

Примерами многоэтажных складов являются здания в Лионе, Берне, Лилле, Корбейле. Интересны фасады складов на площади Марэ в Париже (1833), выходящие на канал: большие остекленные поверхности, занимающие всю высоту фасада, говорят о новых приемах, позже получивших распространение в архитектуре вокзалов.

Применение готовой схемы, выработанной для зданий другого назначения, здесь становилось тормозом, помехой для выработки рациональных форм. В складских зданиях особенно заметны настойчивые поиски экономичных решений, которые были наиболее эффективными в частных предприятиях. Но эти же решения были и наиболее утилитарными, не «архитектурными» — функция диктовала упразднение приемов классической схемы одного за другим.

Архитектура Франции. Бордо. Госпиталь, 1829 г., Бюрге. План и фасад
Рис. 19. Бордо. Госпиталь, 1829 г., Бюрге. План и фасад

С начала XIX в. заметные изменения происходят и в строительстве госпиталей и других зданий этого типа (дома для умалишенных, для престарелых и т. д.), получивших в это время довольно широкое распространение во Франции. В ряде случаев они представляли собой очень развитые ансамбли, объединявшие целые группы корпусов разной этажности в одной регулярной, основанной на принципах классицизма композиции. Таковы, например, комплекс в Нанте, включавший дом для умалишенных, богадельню, больницу и приют (1832—1836), дом для умалишенных в Ле-Мане (1829), госпиталь в Бордо (1829). В трактовке отдельного корпуса (того первоначального звена, которое, повторяясь в различных сочетаниях, образует цепь взаимосвязанных объемов) подчас обнаруживаются стойкие традиции, восходящие к большим монастырским больницам готики. Такой корпус представляет собой обширный удлиненный зал, освещенный с обеих продольных сторон, с кроватями, расположенными у стен, и широким проходом посередине (например, госпиталь в Бордо, рис. 19). Наряду с зальными корпусами строились также (нередко в одном и том же комплексе) и здания с комнатами, расположенными по обеим сторонам идущего вдоль здания коридора. Формы архитектуры этих зданий предельно просты и строги: гладкие стены, иногда рустованные в первом этаже или по углам, окна большей частью без наличников, иногда полуциркульные с обрамлением, горизонтальные тяги между этажами, аркады на столбах с простыми архивольтами. Дорические колонны — лишь в небольшом, обычно четырехколонном портике — редкая и скупая дань репрезентативности.


Глава «Архитектура времени французской буржуазной революции и империи. Конец XVIII — первая треть XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: И.В. Эрн. Москва, Стройиздат, 1969

поддержать Totalarch

Комментарии

Биржа Томона де Тома и Биржа А. Т. Броньяра имеют схожее внешнее оформление, и еще более схожее решение операционных комнат. План первой опубликован в 1806 г. (https://cache.diomedia.com/230h/01/AX/66/01AX-668V.jpg), а второй - в 1809 г. (http://parismuseescollections.paris.fr/sites/default/files/styles/pm_diaporama/public/atoms/images/CAR/nvv-carg039010.jpg?itok=d1hTppfC)... Plan du rez de chaussée du nouveau Palais de la Bourse et le Tribunal de commerce, 1809

Гравюра 1809 г. Кто гравер - не ясно. Инвентарный номер: ЭРГ-21455. https://hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/digital-collection/04.+Engraving/1505131/?lng=ru Этот же чертеж дан в книге 1806 г. Recueil des plans et façades des principaux monumens construits à Saint-Pétersbourg et dans les différentes provinces de l'Empire de Russie. Jean-François Thomas de Thomon.

План церкви Мадлен во многом сходен с храмом Великой Армии (проект остался лишь на бумаге). ) https://cdn.shopify.com/s/files/1/1021/8371/products/ADM1_061.jpg?v=1467336036 https://cdn.shopify.com/s/files/1/1021/8371/products/ADM1_063.jpg?v=1467336036 https://cdn.shopify.com/s/files/1/1021/8371/products/ADM1_062.jpg?v=1467336036 https://en.wikiarquitectura.com/wp-content/uploads/2017/01/La_Madeleine_28529.jpg

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)