Архитектура Голландии конца XVI — первой половины XIX в.

В конце XVI в. в политико-экономической жизни Нидерландов произошли существенные изменения. В длительной борьбе с испанским господством, вылившейся в могучее освободительное движение против феодального строя и его оплота — католицизма, Северные Нидерланды (Голландия) обрели свою независимость, в то время как Южные (Бельгия) остались под гнетом Испании. Победа над Испанией (1579) означала и победу прогрессивных сил страны над феодализмом — рождение первой в истории буржуазной республики в Европе, вступившей на путь мощного экономического и культурного подъема. «Семь провинций, объединившихся в Федеративную Голландскую республику (соединенные провинции Нидерландов), в течение немногих десятилетий обогнали в своем развитии все другие европейские страны и обратились в образцовую капиталистическую страну XVII столетия».

Схематическая карта Бельгии и Голландии XVIII в.

Эти изменения существенно отразились на архитектуре Нидерландов. В ее формировании уже с конца XVI в. намечаются два течения. Последовательно углубляясь, различия между ними начинают проявляться в XVII в. все более отчетливо.

В Голландии, богатой и цветущей стране того времени, где концентрировалась вся европейская и колониальная торговля, возникают в связи с бурным экономическим ростом и притоком населения в города новые, более сложные градостроительные задачи и широко развертывается строительство гражданских зданий. Голландцам была чужда роскошь католических храмов, стремление к потрясающим воображение эффектам. Выражение величия своего времени они искали в монументальной простоте классических форм, в крупных масштабах большого ордера. Именно со 2-й четверти XVII столетия, начала «золотого века» Голландии, господствующей стилистической системой становится «голландский» классицизм, исходящий от позднеренессансной школы Палладио. Античность в понимании этой школы становится в глазах зодчих того времени идеальным выражением разумного начала в архитектуре. В то же время классицизм воспринимался как утверждение неизменности установившегося строя.

Разнообразие мотивов и декоративное великолепие построек конца XVI — начала XVII в., где элементы форм ренессансного ордера еще сочетались с готическими традициями в виде высоких башен, многоярусных ступенчатых щипцов и пр., уступает место сдержанности в использовании архитектурных средств, где ордер становится основой архитектурного строя и соразмерности здания. Типична и симметричная композиция фасадов с едва выступающим ризалитом, завершенным треугольным фронтоном. Свобода в размещении белокаменного декора на фоне кирпичных стен сменяется его строгой регламентацией. Исчезают узкие фасады, обусловленные градостроительными особенностями средневековых голландских городов. Сдержанность и строгая рассудочность в трактовке архитектурных форм, оживляемых местами гирляндами цветов, отвечала характеру голландского народа, его трезвому отношению к действительности, воспитанному постоянной борьбой с природой. Необходимость решения важных инженерных задач в области гидротехники, фортификации, мостостроения и кораблестроения подняла на большую высоту математические и инженерные науки. Архитектуру наряду со строительством дамб и кораблей в трудах того времени относили нередко к области математики.

Одной из существенных предпосылок формирования строгого стиля являлось и учение Кальвина, отвечавшее в религиозной форме идеологии революционных сил Северных Нидерландов в их борьбе с католицизмом. Свойственное ему стремление к простоте было созвучно деловому духу буржуазии того времени. Большое значение имело и множество гравированных изданий, представлявших собой не только переводы зарубежной, в основном итальянской литературы, но и сборники отечественных проектов и обмеров. XVII век в Голландии характеризуется не только высоким подъемом в архитектуре, но и во всей культуре. Именно в это время живопись в Голландии достигает своих вершин в реалистическом творчестве Рембрандта. В это время возникает и философское учение Спинозы.

Своеобразно градостроительство Голландии. По благоустройству и разумному планированию своих городов, расположенных в низинах, она значительно опередила другие европейские страны. Голландцы со своим умением сооружать каналы, плотины, мосты и укреплять берега сваями, побеждали не только реки, но и моря. Для градостроительство Голландии в XVII в. более характерно развитие и совершенствование уже существующих городов, где новые веяния проявлялись в расширении улиц и площадей; в строительстве новых и перестройке существующих зданий. Так, в Делфте в начале XVII в. был реконструирован арх. Г. де Кейсером ансамбль рыночной площади и перестроена ратуша. Но самые замечательные градостроительные мероприятия были проведены в торговой столице Голландии — «Северной Венеции» — Амстердаме — месте средоточия передовой науки и искусства.

Архитектура Голландии: Амстердам. План города, 1667 г.
Рис. 1. Амстердам. План города, 1667 г.

В 1240 г. плотина поперек р. Амстел образовала внутреннюю (Рокин) и внешнюю (Дамрак) гавани, а два параллельных канала, заменившие собой основное русло реки, обозначили границу первичного ядра города с торговым и общественным центром на плотине-площади Дам. Умножение числа каналов, параллельных первым, образовало близкую к прямолинейной планировку основного ядра города с узкими улицами и каналами. Интенсивный рост города, особенно в XVII в. вызывал попытки расширения и упорядочения его застройки (планы 1544, 1597, 1625 гг.). Наконец, в 1667 г. был создан перспективный план «трех каналов», который служил до середины XIX в. планировочной основой развития города (рис. 1). По зонированному плану Д. Стальпарта в новой части города, связанной сетью радиальных каналов и улиц со старым ядром, участки вдоль трех концентрических каналов отводились для строительства деловых зданий и жилых домов купеческого патрициата, а по радиальным улицам — для жилищ среднего класса и ремесленников; места вдоль гаваней и больших каналов — для складов; территория с запада, Иордан — для индустрии и благотворительных учреждений; судостроительные верфи располагались вдоль восточного берега залива Эй. Прогрессивные черты новой планировки города выражены в ее регулярности и геометрической ясности, в большей ширине каналов и улиц. Город был окружен новыми стенами с рядом ворот со шлюзами и подъемными мостами. Характерны Святые ворота в духе голландского классицизма (рис. 2).

Архитектура Голландии: Амстердам. Святые ворота, XVII в.
Рис. 2. Амстердам. Святые ворота, XVII в.

В городах Голландии не было столь обширных и величественных площадей и архитектурных комплексов, как в абсолютистской Франции. Постоянная борьба за землю заставляла расчетливо подходить к ее использованию. Центр города — рыночная площадь — не имела, быть может, за исключением Делфта, геометрически правильной формы. Ратуша, здание общественных весов и расположенная в стороне церковь составляли группу сооружений, служившую основным архитектурным акцентом в панораме города.

Архитектура Голландии: Жилые дома. Амстердам
Рис. 3. Жилые дома. Амстердам: 1 — дом Койманса, 1624 г., Я. ван Кампен, фасад и план 1-го этажа; 2 — дом на ул. Кайзерграхт, 1639 г., Ф. Вингбонс, фасад и план 1-го этажа; 3 — дом Поппена, 1642 г., фасад и план 1-го этажа; 4 — дом братьев Трип, 1660—1662 гг., Ю. Вингбонс; проекты домов XVIII в., Д. Маро; 5 — план патрицианского дома; 6 — фасад и план рядового дома; 7 — Гаага, дворец Маурицхёйз, 1633 г., П. Пост, фасад со стороны озера и план 1-го этажа; 8 — Амстердам, дом для ремесленника, 1671 г., фасад

В XVII в. развивается новый тип жилого патрицианского дома с более широким фронтом фасада, расчлененным ордером пилястр. Возникает тенденция и к большей парадности интерьера. Новые веяния в архитектуре появляются в работах арх. Якова ван Кампена. В его амстердамском жилом доме Койманса (1624) широкий фасад лишен фигурных парапетов и других пережитков средневековья. Два смежных входа, как бы объединяющие две самостоятельные части, придают зданию особую представительность. Характерны убывающие по высоте пропорции многоярусного ордера (рис. 3, 1). В доме на Кайзерграхт в Амстердаме (1639) арх. Филиппа Вингбонса традиционная вытянутость в глубь участка и трехосный фасад со своеобразным шипцом сочетаются с новыми принципами архитектуры, где все соразмеряется с высотой ордера (рис. 3, 2). В его же доме Поппена в Амстердаме (1642) лестница уже заключена в каменную клетку. Расширен и фронт застройки фасада по улице. В композиции фасада с большим ордером коринфских пилястр на низком цоколе, средним ризалитом с фронтоном и гирляндами в интерколумниях выступают зрелые черты голландского классицизма XVII в. (рис. 3, 3). Архитектурный строй здания подчинен соотношению стороны квадрата (равной высоте ордера) и его диагонали. Это сооружение явилось предшественником жилого дома братьев Трип (1660—1662) в Амстердаме арх. Юстиса Вингбонса (рис. 3, 4). С целью создания впечатления его архитектурной целостности два самостоятельных дома (центральное окно маскирует разделяющую их стену) объединены единым строго симметричным фасадом. С ростом требований представительности увеличивается число комнат, появляется парадная лестница. В более богатом убранстве здания, стройных пропорциях (основу соразмерности здания составляет высота пилястр) и появлении мезонинных окон сказывается французское влияние. То же стремление к парадности выражено в проекте жилого дома XVIII в. арх. Даниэля Маро. Характерны и более скромные типы (рис. 3, 5 и 6). В небольшом кубовидном дворце Маурицхёйз (1633, арх. Питер Пост) в Гааге, вошедшем в ансамбль средневекового комплекса Бинненхоф, новые черты стиля выражены особенно ярко (рис. 3, 7). Свободная постановка здания на берегу озера позволила создать строго симметричный план с парадной лестницей на главной оси, и раскрыть все четыре фасада; но сочетание белокаменных деталей ордера с кирпичом стен повторяет традиционный для голландской архитектуры прием.

Наряду с особняками строились и дома для рабочих. В 1671 г. муниципалитет Амстердама предпринял строительство типовых жилых домов для сдачи в наем ткачам- ремесленникам (рис. 3, 8). Расположенные на узких (8,5 м), вытянутых в глубь квартала участках, они выходят единым фронтом фасадов на улицу. Каждая секция включала две самостоятельные двухэтажные квартиры с отдельными входами. В первом этаже предусматривались холл (около 3X6 м), жилая комната (около 6 X 5 м) с камином и спальным альковом и кухня. Наверху располагалась ткацкая мастерская, связанная винтовой лестницей с холлом и чердаком, оборудованным с фасада блоком для подъема товаров.

Архитектура Голландии: Загородные дома: 1 — «Дом в лесу» близ Гааги, планировка парка
Рис. 4. Загородные дома: 1 — «Дом в лесу» близ Гааги, планировка парка, главный фасад, продольный разрез и план 1-го этажа; 2 — Апельдорн, дворец Лoo, начат в 1685 г., Я. Роман и Д. Маро, вид с птичьего полета, план 2-го этажа (главная часть); 3 — дом во Вреденбурге, фасад
Архитектура Голландии: Загородные дома: 1 — «Дом в лесу» близ Гааги, план 1-го этажа; 2 — Апельдорн, дворец Лoo, начат в 1685 г., Я. Роман и Д. Маро, план 2-го этажа (главная часть)
Архитектура Голландии: Загородные дома: 1 — «Дом в лесу» близ Гааги, главный фасад Архитектура Голландии: Загородные дома: 1 — «Дом в лесу» близ Гааги, продольный разрез
Архитектура Голландии: Загородные дома: 2 — Апельдорн, дворец Лoo, начат в 1685 г., Я. Роман и Д. Маро, вид с птичьего полета Архитектура Голландии: Загородные дома: 3 — дом во Вреденбурге, фасад

В XVII в. возникают загородные резиденции как пережиток замкового строительства, среди которых особо примечателен Хёйс тен Бос («Дом в лесу», 1647) близ Гааги, арх. Питера Поста (рис. 4, 1). В то время как виллы Италии рисуются на фоне живописной природы в Голландии, начиная с осушки местности, все приходилось создавать искусственно. Характерны строгая симметрия и регулярность построения комплекса, разбивка окруженной каналом территории на геометрически правильные озелененные участки. Ядро здания — храмовидный купольный зал (в плане греческий крест), завершенный восьмигранным фонарем, носит мемориальный характер; роспись его стен прославляет своими аллегориями деятельность представителя Оранского дома — Фридриха Генриха. Великолепию зала противопоставляется гладь кирпичных стен наружного фасада, оживленная лишь нишами и парадной центральной частью со входом.

Лаконичная композиция фасадов характерна для протестантских храмов и, в частности, для проекта храма в Динтелорд того же зодчего. Совсем по-иному подошел зодчий к загородным домам во Вреденбурге (рис. 4, 3) и Шваненбурге, где видно влияние Палладио.

Архитектура Голландии: Амстердам, ратуша, 1648—1665 гг., Я. ван Кампен, вид с птичьего полета Архитектура Голландии: Амстердам, ратуша, 1648—1665 гг., Я. ван Кампен, восточный фасад
Архитектура Голландии: Амстердам, ратуша, 1648—1665 гг., Я. ван Кампен, поперечный разрез по залу Архитектура Голландии: Амстердам, ратуша, 1648—1665 гг., Я. ван Кампен, продольный разрез по залу (фрагмент)
Архитектура Голландии: Амстердам, ратуша, 1648—1665 гг., Я. ван Кампен, фрагмент росписи плафона зала Рис. 5. 1 — Амстердам, ратуша, 1648—1665 гг., Я. ван Кампен, вид с птичьего полета, восточный фасад, разрезы по залу: поперечный и продольный (фрагмент), фрагмент росписи плафона зала, план 1-го этажа; 2 — Маастрихт, ратуша, 1659—1684 гг., П. Пост, план 1-го этажа, главный фасад, продольный разрез
Архитектура Голландии: Амстердам, ратуша, 1648—1665 гг., Я. ван Кампен, план 1-го этажа Архитектура Голландии: Маастрихт, ратуша, 1659—1684 гг., П. Пост, план 1-го этажа
Архитектура Голландии: Маастрихт, ратуша, 1659—1684 гг., П. Пост, главный фасад Архитектура Голландии: Маастрихт, ратуша, 1659—1684 гг., П. Пост, продольный разрез

Среди зданий общественного назначения ратуша в Амстердаме (1648—1665) арх. Я. ван Кампена принадлежит к значительным памятникам голландского классицизма (рис. 5, 1). Возведенная на главной площади вместо небольшой средневековой постройки новая ратуша в строгих формах классики, идущих от образцов ренессанса Палладио, воплотила гордое самосознание молодой буржуазии времени процветания республики.

Постройка ратуши имела важное градостроительное значение. Был реконструирован центр города — площадь Дам. Чтобы создать парадный подход к новой ратуше со стороны ее главного — восточного фасада, а западный обратить на канал, было расширено пространство площади за счет сноса старых кварталов. Замкнутая стрех сторон площадь превращалась в своего рода парадный двор, в глубине которого новое здание представало в спокойном величии своего протяженного фасада с типичными для классицизма тремя ризалитами и фронтоном по главной оси; небольшая башенка над ним (как пережиток дозорных башен средневековых ратуш) создавала выразительный осевой акцент. Значительное по высоте здание было расчленено двухъярусным ордером метрически чередующихся пилястр. Это подчеркивало большие размеры здания и масштабно связывало его с окружающей более мелкой застройкой. Ни в одном из предшествовавших зданий не было столь последовательно проведенного принципа симметрии и такого понимания пространственных задач. Большой Бюргерский зал, покрытый цилиндрическим сводом с иллюзорной росписью между архитектурными обрамлениями, становится центром композиции здания. Перед каждым входящим в ратушу этот зал раскрывался на всю глубину своего грандиозного пространства и после скромного вестибюля казался еще значительнее, а двухъярусный ордер, повторяя членения наружного, в совокупности со скульптурой и живописью сообщал интерьеру торжественность. Своими аллегориями живопись и скульптура в синтезе с  архитектурой прославляли мощь и богатство республики.

Архитектура Голландии: Маастрихт. Ратуша. Интерьер
Рис. 6. Маастрихт. Ратуша. Интерьер

В ратуше в Маастрихте (1659—1684, рис. 5, 2) арх. Питер Пост, следуя новым веяниям, стремился сочетать их с национальными традициями. Над прямоугольным строго симметричным зданием он ставит высокую многоярусную башню; повышает середину главного фасада, возрождая в новой трактовке традицию высоких щипцов, подобных ратуше во Флиссингене (конец XVI в.) или Болсварде (1613—1617); своеобразна и двухмаршевая открытая лестница главного входа в ратушу. В центре компактного здания находится парадный зал-вестибюль, обрамленный высокими арками с двухъярусными галереями, ведущими в помещения ратуши (рис. 6). В своей подкупольной части зал освещен верхним светом через люнеты и отверстие в шелыге восьмигранного купола. В противоположность дробным членениям фасадов поэтажным ордером интерьер зала с его высокими арками приобретает монументальный характер, подчеркнутый каменной облицовкой стен. Чисто архитектоническими средствами здесь достигается большая идейно-художественная выразительность.

Архитектура Голландии: Энтхейзен, ратуша, 1688 г. С. Веннекул, общий вид Архитектура Голландии: Гаага, северная пристройка к ратуше, 1733 г., Д. Маро и Я. В. Ксаверей
Рис. 7. 1 — Энтхейзен, ратуша, 1688 г. С. Веннекул, общий вид; 2 — Гаага, северная пристройка к ратуше, 1733 г., Д. Маро и Я. В. Ксаверей

Новые тенденции обозначились в ратуше в Энтхейзене (1688, арх. Стевен Веннекул), где появляется бельэтаж, вводятся на углах рустованные лизены, центр акцентируется раскреповкой и изящным парапетом, трехчастной группировкой неравных окон и выступом балкона над входом (рис. 7, 1). Во всем этом сказывается французское влияние, начинающее проникать в Голландию с конца XVII в., после отмены во Франции Нантского эдикта. Этот прием акцентирования центра и введение аттикового этажа были повторены в большой пристройке к ратуше в Гааге в 1733 г. архитекторами Даниэлем Маро и Я. Б. Ксаверей (рис. 7, 2). В дальнейшем строительство ратуш в связи с общим упадком страны почти прекратилось.

Архитектура Голландии: Гауда. Здание общественных весов, 1668 г., П. Пост. Фасад
Рис. 8. Гауда. Здание общественных весов, 1668 г., П. Пост. Фасад, план 1-го этажа
Архитектура Голландии: Гауда. Здание общественных весов, 1668 г., П. Пост. План 1-го этажа

На главных площадях городов, куда ориентировались главные улицы и близко проходили каналы, располагались и такие сооружения, как здания общественных весов, торговых рядов и пр. О том идейно-художественном значении, которое придавалось такого рода сооружениям в годы победы буржуазной революции, свидетельствует здание весов конца XVI в. в Алкмаре с его устремленной ввысь башенной композицией. В XVII в. и особенно в его середине во время прочного утверждения республики возникают уже иного типа сооружения, не столь эмоционально насыщенные, но проникнутые величавым спокойствием и представительностью. Эти тенденции ярко выступают в небольшом здании весов в г. Гауде (1668, арх. Питера Поста, рис. 8), где основное помещение для взвешивания товаров с конторой, комнатой весовщика и лестницей на второй этаж открывалось наружу большими арками. Простой кубический объем без обычных для голландского классицизма пилястр и ризалитов завершен со стороны двух основных фасадов (на площадь и канал) классическими фронтонами. Отношение стороны квадрата к его полудиагонали лежит в основе пропорционального строя здания. Рустованная стена придает зданию известную монументальность, не переходящую в грузность благодаря несколько вытянутой форме и нюансным пропорциям фасадов и убывающих по высоте ярусов. Венчающий дорический антаблемент, кратный рядам руста, подчеркивает композиционное единство здания. Выразительность архитектурных форм фасада дополняется живописными барельефами. Это здание по сравнению с весами в Лейдене того же зодчего отличается большим своеобразием. Лейденское здание весов с его трехчастным делением фасада — более академично и сухо.

Архитектура Голландии: Делфт: 1 — мясной рынок, около 1660 г. Архитектура Голландии: Делфт: 2 — Лейден, Суконная палата, 1640 г., А. ван Гравесанде, фасад
Архитектура Голландии: Делфт: 2 — Лейден, Суконная палата, 1640 г., А. ван Гравесанде, схема плана Рис. 9. Делфт: 1 — мясной рынок, около 1660 г.; 2 — Лейден, Суконная палата, 1640 г., А. ван Гравесанде, фасад, схема плана

Здание мясного рынка в Делфте (около 1660) с явными чертами голландского классицизма, обладает ярко выраженной спецификой, отвечающей назначению сооружения (рис. 9, 1). Строгая архитектура постройки с ее классическим фронтоном над рустованным ризалитом резко отличается от празднично-нарядного здания в Харлеме начала столетия. Здесь видно стремление разрешить архитектурную задачу скупыми средствами и подчеркнуть сугубо практическое назначение здания, т. е. выделить такие сооружения в особую группу, чего не было ранее.

К сооружениям, связанным с торговлей и промышленностью, относились и цеховые дома, какова Суконная палата в Лейдене (1640) арх. А. ван Гравесанде (рис. 9, 2). В П-образном здании с курдонером был применен новый для Голландии и получивший развитие в XVIII в. планировочный прием, идущий от французского отеля. Помещения для продажи сукон располагались в двухэтажных флигелях, выступающих перед находящимся в глубине высоким административным корпусом с ризалитом, увенчанным фронтоном и члененным ордером пилястр.

Архитектура Голландии: Амстердам: 1 — морской магазин с корабельными верфями Ост-Индской компании, 1661 г., общий вид Архитектура Голландии: Амстердам: 4 — комплекс трапецеидального (двухсекционного) и односекционных складов
Архитектура Голландии: Амстердам: 2 — односекционный склад XVI — XVII вв., план и разрез Рис. 10. Амстердам: 1 — морской магазин с корабельными верфями Ост-Индской компании, 1661 г., общий вид; 2 — односекционный склад XVI — XVII вв., план и разрез; 3 — проект морского магазина XVII в., Д. Стальпарт, план 1-го этажа и фасад; 4 — комплекс трапецеидального (двухсекционного) и односекционных складов
Архитектура Голландии: Амстердам: 3 — проект морского магазина XVII в., Д. Стальпарт, план 1-го этажа и фасад

В городах Голландии, особенно в Амстердаме, находилось множество складов. Расположенные вдоль каналов и гаваней, они играли большую градостроительную роль. Ранние деревянные склады уже в XVI в. начали заменяться кирпичными. Это были высокие (до 5 этажей) узкие и глубокие здания, торцы которых нередко выходили на соседнюю улицу (рис. 10, 2). Подобный тип односекционного склада с ярусным расположением загрузочных и оконных проемов лег в основу двух- и многосекционных типов и таких крупных комплексов, как «морские магазины». В XVII в., когда масштаб торговых операций (особенно после основания Ост- и Вест-Индских торговых компаний, 1602 и 1626) неизмеримо возрос, возникают и более значительные хранилища товаров (например, в Амстердаме). Таков монументальный трехсекционный склад с трапециевидным щипцом. Этот тип иногда сочетается с двумя односекционными, образуя более сложную группу (рис. 10, 4). Особый тип складов («магазины») возник во 2-й половине XVII в. в Амстердаме. Эти архитектурные комплексы, связанные одновременно с корабельными верфями, обычно строились на видном месте у больших торговых гаваней. Наряду со множеством различного рода складских помещений и мастерских они включали в себя иногда залы собраний и квартиры для служащих. О сооружениях такого рода дает представление проект морского магазина арх. Даниила Стальпарта в духе строгого голландского классицизма, но получившего, отвечая назначению здания, свою особую характеристику (рис. 10, 3). В сложном, строго симметричном плане с внутренним, близким к квадрату двором можно видеть типичную для простейшего секционного типа склада основу. При простой повторяемости загрузочных и оконных проемов на гладком фоне стены фасада был достигнут выразительный ритм вертикальных членений. Здесь нет никаких XVI украшений, лишь барельефы тимпанов классических фронтонов, посвященные теме прославления мореходства, призваны полнее раскрыть идейную сущность архитектуры этого здания. Положив в основу соразмерности здания принцип «золотого сечения», зодчий простыми средствами достиг большой выразительности. Значительно больший по величине морской магазин с корабельной верфью был построен в 1661 г. Ост-Индской компанией в Амстердаме (рис. 10, 1). Строго симметричная композиция вытянутого по горизонтали фасада с тремя ризалитами и башенкой на оси была навеяна амстердамской ратушей Якова ван Кампена. В XVIII в. строительство складов в связи с общим экономическим упадком страны сильно сокращается.

Утверждение кальвинизма в Голландии в конце XVI в. как господствующей религии внесло изменения в культовую архитектуру. Базиликальная форма храма сменяется центрической, где в интерьере основной акцент придается не алтарю, а кафедре проповедника.

В отличие от пышных и театральных интерьеров католических церквей протестантские храмы с их планом в виде греческого креста, восьмиугольника или круга отличаются простотой форм и строгостью архитектурного облика.

Первая восьмигранная церковь (1597— 1607) возникла в Виллемштаде (рис. 11,У). Тенденцией к центричности проникнута и Южная церковь в Амстердаме (1603—1611) с высокой колокольней (1607—1614) арх. Хендриха де Кейсера — трехнефный храм без хора, более короткий, чем обычно (рис. 11,2).

Архитектура Голландии: Протестантские церкви
Рис. 11. Протестантские церкви: 1 — Виллемштад, Восьмигранная, 1597—1607 гг., план; 2 — Амстердам, Южная, 1603—1611 гг., с колокольней 1607—1614 гг., X. де Кейсер, план; 3 — Амстердам, Северная, 1620—1623 гг., X. де Кейсер, план; 4 — Ренсоуде, Реформатская, 1641 г., план, разрез; 5 — Харлем, Новая, 1645—1649 гг.. Я. ван Кампен, план; 5 — Миддельбург, Восточная, 1647—1667 гг., Б. Ф. Дрейфхаут, план; 7 — Амстердам, Круглая, 1666—1668 гг., А. Дортсман, фасад, план, разрез

Расположение кафедры посередине храма повлекло за собой развитие его центральной части в поперечном направлении, пересекающем глубинный строй здания, вопреки традиционной композиции базиликального плана.

В Северной церкви в Амстердаме (1620—1623) де Кейсер решительно переходит к центрической крестообразной композиции, достигая единства между требованиями культа и архитектурно-пространственной формой (рис. 11, 3; 12, 7). Вместо традиционной высокой башни над средокрестьем высится двухъярусная башенка. В членениях главного фасада господствует горизонталь. Ясность архитектурной формы, отсутствие укрупненных деталей отличают это здание от более ранних построек. Здание приобретает светский характер. Лишь высокие окна с рисунком, напоминающим готический, надолго сохраняются в голландских храмах. Северная церковь в Амстердаме явилась прообразом целого ряда подобных построек.

Архитектура Голландии: Амстердам: 1 — Северная церковь, фасад Архитектура Голландии: Амстердам: 2 — Восточная церковь, общий вид
Архитектура Голландии: Амстердам: 2 — Восточная церковь, интерьер Рис. 12. Амстердам: 1 — Северная церковь, фасад; 2 — Восточная церковь, общий вид и интерьер

Новый этап в развитии этого типа сооружения обозначился в храме г. Ренсуоде (1639—1641, рис. 11, 4), где при крестообразном плане над кубом средокрестья был поставлен восьмерик с куполом и главкой. По плану и объемному строю этот храм тяготеет к церквам итальянского Возрождения XV—XVI вв. — Санта Мариа делле Карчери в Прато (арх. Джулиано да Сангалло) и Мадонна ди Сан Бьяджо в Монтепульчано (арх. Антонио да Сангалло). Строгая гладь стен и отсутствие украшений при эффектном сочетании объемов характерны для этого храма. В Новой церкви в Харлеме (1645—1649). Я. ван Кампена греческий крест в плане вписывается в квадрат, а квадрат средокрестия становится модулем построения всего плана (см. рис. 11, 5). Последний явился исходным для ряда церквей, из которых Восточная церковь в Амстердаме (1669—1671, архитекторы Адриан Дортсман и Даниил Стальпарт) наиболее значительна (рис. 12). Здесь угловые части, открываясь внутрь широкими арками, кажутся пониженными частями единого внутреннего пространства, связанные с основной частью ритмом оконных проемов и антаблементом ордера. Тектоническое значение угловых частей, воспринимающих распор перекрытия, подчеркнуто в материале: облицованные камнем арки и столбы контрастируют с гладью стены и в сочетании с мотивом большой арки придают величественность всему интерьеру.

Архитектура Голландии: Лейден, церковь Марии, общий вид Архитектура Голландии: Лейден, церковь Марии, интерьер
Архитектура Голландии: Миддельбург, Восточная церковь Рис. 13. 1 — Лейден, церковь Марии, общий вид и интерьер; 2 — Миддельбург, Восточная церковь

Среди восьмиугольных купольных храмов выделяются две церкви: Марии в Лейдене (1639—1649, арх. А. ван Гравенсанде, рис. 13, 1) и Восточная в Миддельбурге (1647—1667, арх. Б. Ф. Дрейфхаут, рис. 11; 6; 13,2). В 1628 г. арх. Хендрик Данкертс, развивая идею Виллемштадской постройки, опубликовал проект купольного храма с кольцевым обходом, что нашло свой отклик в лейденской постройке, где строгие академические формы были оживлены декором, а монументальность входа подчеркнута сильнее. В Восточной церкви нет кольцевого обхода, и внутреннее пространство едино. Двойной деревянный купол, увенчанный фонарем, покоится на кирпичных стенах и внутренних колоннах, что позволило уменьшить толщину стен. Крупный масштаб здания, стоящего среди гаваней, подчеркивают тонко прорисованные детали и включенные в композицию фасада небольшие окна. Высший этап развития этого типа церквей — Круглая лютеранская церковь в Амстердаме (1669—1671) Адриана Дортемана, в которой как бы сочетались два предыдущих храма (см. рис. 11,7). Как и в Восточной церкви, ротонда здесь перекрыта деревянным двойным куполом, а в полукольцевой части впервые устроены хоры. Общая композиция здания напоминает античный театр, где объединенные кафедра и алтарь образуют своего рода сцену. Дальнейшее развитие храмового строительства не дало ничего оригинального.

В конце XVII — начале XVIII в. в Голландии начинается упадок экономической жизни, вызванный усилением английской конкуренции, неуклонно возрастающей в XVIII в. Это заканчивается присоединением Голландии в 1810 г. к империи Наполеона. «История падения Голландии как господствующей торговой нации, есть история подчинения торгового капитала промышленному. В это время как в живописи, так и в архитектуре не было создано выдающихся произведений. В постройках конца XVII и 1-й половины XVIII в. обнаруживается французское влияние. Это заметно в ратуше в Энтхейзене (1688) и в пристройке к ратуше в Гааге (1733).

Для архитектуры конца XVII — начала XVIII в. особенно характерен дворец Лоо в Апельдорне, в создании которого участвовал Д. Маро. Здесь новые черты парадности и представительности, навеянные Версалем, выступают по сравнению с «Домом в лесу» очень ярко. В Лоо впечатление большей торжественности создается с помощью большого парадного двора перед дворцом (см. рис. 4, 2), а также расположением в центре симметричного объема парадной лестницы по образцу версальской.

Архитектура Голландии: Амстердам. Общественное здание «Феликс Меритс», 1789 г., Я. О. Гуслей. План 2-го этажа
Рис. 14. Амстердам. Общественное здание «Феликс Меритс», 1789 г., Я. О. Гуслей. План 2-го этажа
Архитектура Голландии: Амстердам. Биржа, 1845 г., Цохер
Рис. 15. Амстердам. Биржа, 1845 г., Цохер

В это время возникают широкие, похожие на дворцы патрицианские дома, продолжающие традиции периода классицизма XVII в., с аттиками, но без пилястр и фронтонов. Выделяется центральный ризалит со скульптурной орнаментикой вокруг высокого оконного проема. Во 2-й половине XVIII в. ведущее место занял арх. Гуслей, продолживший традиции голландского классицизма XVII в. Это заметно в его общественном здании «Феликс Мерите» (1789) в Амстердаме с концертным залом, залом собраний и парадной лестницей между ними (рис. 14). Здание вошло в общий фронт застройки улицы. Над рустованным первым этажом возвышается четырехколонный портик с фронтоном, рисующимся на фоне аттика, закрывшего прежнюю высокую кровлю. В числе построек арх. Гуслея — ратуши в Гронингене (проект 1774) и Веспе (1772—1776).

В 1-й половине XIX в. в архитектуре обозначается все большая академическая рассудочность антикизированных форм. Так, архитектор Г. Ф. Сюис возводит музей древностей в Утрехте (1825). К этому же направлению относится биржа в Амстердаме (1845) арх. Цохера (рис. 15). Во 2-й половине XIX в. начинается период эклектики.


Глава «Архитектура Голландии конца XVI — первой половины XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: О.И. Брайцева. Москва, Стройиздат, 1969

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)