Архитектура Финляндии XVII — первой половины XIX в.

На протяжении XVII—XVIII вв. Финляндия оставалась провинцией Швеции. Шведские дворяне-землевладельцы были господствующим классом; шведский язык был государственным языком, и на нем велось преподавание в первом университете страны в г. Турку (Або, 1640). После победы реформации (XVI в.) из Швеции в Финляндию пришло лютеранство. Влияние Швеции сказывалось на архитектуре западной и средней Финляндии (Эстерботнии и Саволаксии), особенно в городах и помещичьих усадьбах. В Карелии, часть которой по Столбовскому договору 1617 г. отошла от России к Швеции, в крестьянском быту и деревянной архитектуре видны черты, родственные русским.

Финское крестьянство, экономически зависевшее от помещиков-шведов, не знало крепостного права и сохраняло много самобытных черт в своем быту и постройках, а передача крестьянам в аренду части помещичьих земель, которую правительство вынуждено было конфисковать вскоре после подавления крестьянского восстания конца XVI в., способствовало укрупнению крестьянских хозяйств и появлению хуторов. Суровая природа страны и частые недороды были причиной развития крестьянских промыслов — лесного, ткацкого, кузнечного — и возникновения на их базе первых лесопильных, металлургических заводов и текстильных фабрик, развития торговли лесом, смолой, тканями, что, в свою очередь, вело к возникновению городов (в XVI в. в стране было 6 городов, а в XVII в. их стало 15). Присоединение к России в 1809 г. всей Финляндии до р. Торнио-Йоки не отразилось существенно на внутреннем устройстве страны, которой царское правительство предоставило автономию.

Часть финских городов сохраняла в XVII—XVIII вв. свою средневековую основу (Турку, Випури), а новые города, возникавшие главным образом на торговых путях, строились чаще по типу ренессансного центрического города-крепости. Таков, например, г. Хамина (Фредриксхамн, 1722 г.), восьмиугольный, с улицами, сходящимися к центральной площади, и внешним кольцом укреплений с шестью бастионами. Деревянная застройка этих городов часто выгорала, и лишь немногие из них сохранили свой старый облик (Торнио, возникший в 1621 г., и особенно Кристинанкаупунки, основанный в 1649 г., узкие улицы и деревянные дома которого уцелели до наших дней). В начале XIX в. при реконструкции старых городов (Турку после пожара 1827 г.) и при постройке новых применялась типичная для классицизма конца XVIII — начала XIX в. планировка: с прямоугольной сетью широких прямых улиц и правильной формы площадями, застроенными общественными и административными зданиями, образующими целостные архитектурные ансамбли.

Город Хельсинки (Гельсингфорс), основанный в 1550 г., в 1808 г. сгорел. После 1812 г., когда Хельсинки становится столицей Финляндии, началось строительство «Белого города Севера» по регулярному плану, составленному архитекторами И. А. Эренстремом и К. Л. Энгелем (рис. 1).

Архитектура Финляндии: Хельсинки (Гельсингфорс), план 1840 г.
Рис. 1. Хельсинки (Гельсингфорс), план 1840 г.
Архитектура Финляндии: Конгинкангас. Торп Ниемаля, 1780 г. Разрез (музей на о. Сеурасаари)
Рис. 2. Конгинкангас. Торп Ниемаля, 1780 г. Разрез (музей на о. Сеурасаари)

Старые крепости в XVII—XVIII вв. перестраивались в связи с прогрессом военной техники: утолщались и надстраивались стены и башни, вокруг них возводились земляные валы с бастионами. Такие же валы или каменные стены с бастионами строились в новых городах, окружая их (Фредриксхамн) или защищая подступы к ним (Свеаборг, ныне Суоменлинна, возле Хельсинки). Суоменлинна, построенная в 1750—1760-х годах А. Эренсвердом, была не только мощной крепостью, но и выразительным архитектурным сооружением. Сохранившиеся Королевские ворота (1753—1754) красиво выделяются рустованными аркой и устоями на фоне стен, сложенных из рваного камня и расчлененных поясками из тесаного камня.

Основным строительным материалом в жилищном строительстве, особенно в сельском, было дерево, причем стены возводились из горизонтально уложенных бревен, связанных в углах врубками с остатком или без него. Простейшая финская изба была односрубной постройкой с низкой бревенчатой, покрытой дерном крышей, волоковыми окнами и печью, топящейся по-черному. В более поздних избах были кроме комнаты хозяев горница, кухня, кладовые и помещения для хранения молока. Иногда к избе примыкали сарай и баня, также односрубная, лишенная окон, с топящейся по-черному печью-каменкой и полком. Изба, баня, сараи, сенник, хлева для скота и рига располагались вокруг четырехугольного двора, образуя целый жилой комплекс — торп, примером которого служит торп Ниемаля из Конгинкангаса, перенесенный сейчас в музей на острове Сеурасаари в Хельсинки (рис. 2). Такие дворы типичны для средней и западной Финляндии, для жилья тавастов и саволаксов; на востоке же, в Карелии, строили дома на подклете, вмещавшем кладовые, и под одной крышей с домом был хозяйственный двор с сенником наверху и хлевами внизу. У тавастов двухэтажные жилые дома имели жилье в обоих этажах, и их фасады (подобно фасадам городских домов) обшивались тесом и красились в красный, а наличники окон в белый цвет, чего карелы не делали. Наконец, похожие на русские дома карел часто ставились вдоль улицы, как в русских деревнях, тогда как у финнов на улицу выходили заборы и глухие задние фасады домов (рис. 3, 4). В средней и западной Финляндии частым типом поселения были хутора.

Архитектура Финляндии: Суоярви. Крестьянский карельский дом Пертиноча, 1884 г. План и разрез (музей на о. Сеурасаари)
Архитектура Финляндии: Суоярви. Крестьянский карельский дом Пертиноча, 1884 г. Общий вид (музей на о. Сеурасаари) Архитектура Финляндии: Куортане. Двухэтажный амбар с балконом, 1782 г. (музей на о. Сеурасаари)
Рис. 3. Суоярви. Крестьянский карельский дом Пертиноча, 1884 г. Общий вид, план и разрез (музей на о. Сеурасаари) Рис. 4. Куортане. Двухэтажный амбар с балконом, 1782 г. (музей на о. Сеурасаари)

Простейшие усадебные дома были также деревянными и подобно избам располагались вокруг двора с воротами. Но здесь жилье состояло из нескольких изб: главной — крепостной, для женщин, для гостей и спальни. Крыльцо, балконы, наличники, балки часто покрывала богатая резьба. Интерьеры усадеб, обычно строгие и простые, в праздники украшались настенными коврами, на скамьи клались цветные материи и подушки, на столы — скатерти. Среди каменных усадебных домов можно указать дом усадьбы Лоухисаари (1655), расположенный в глубине парка, трехэтажный с мансардой, карнизом на консолях и барочным порталом. Мансардную крышу имеет и дом усадьбы Фагервик (1773, арх. X. Ф. Шредер, рис. 5), рустованный в двух нижних этажах, с трехэтажным средним выступом, увенчанным фронтоном. Близок к нему построенный тем же архитектором деревянный дом усадьбы Сварто (закончен арх. Э. Пальмстедом, 1792), но здесь два нижних этажа среднего выступа не рустованы, а расчленены пилястрами. В усадебных домах начала XIX в. исчезают мансардные крыши — появляются портики с треугольными фронтонами, как в деревянном доме усадьбы Ала-Урпала в Карелии (1815, арх. К. Л. Энгель), а также в усадьбах Вуйоки, Муйстио и Бьёркбод.

Архитектура Финляндии: Фагервик. Усадьба, 1773 г., X. Шредер
Рис. 5. Фагервик. Усадьба, 1773 г., X. Шредер

Интересен деревянный дворец Монрепо близ Выборга; здесь главное здание было расположено в прекрасном парке (заложен в конце XVIII в.), украшенном декоратив¬ными замками и павильонами, мостиками, скульптурой и фонтанами.

Основным видом общественных зданий в XVII—XVIII вв. продолжали оставаться церкви. Многие из них строились из дерева, и в них народные мастера имели возможность наиболее полно показать свои знания и талант. Стены были рублеными, крыши делались по висячим стропилам, и к этим стропилам подшивались потолки, имевшие вид цилиндрических или сомкнутых сводов. Простейшие деревянные церкви были прямоугольными в плане, иногда со срезанными углами алтарной части, с двускатной крышей и колокольней над входом. Таковы церковь в Салойнене (1622) и церковь в Торнио (1686, мастер М. Хярмя), высокий шпиль колокольни которой придает ее облику несколько готический характер, тогда как убранство алтаря и кафедры и роспись потолка говорят о проникновении на север элементов барокко (рис. 6).

Архитектура Финляндии: Типы финских церквей XVII—XIX вв. Схемы фасадов и планов
Рис. 6. Типы финских церквей XVII—XIX вв. Схемы фасадов и планов

С середины XVII в. появляются и получают распространение в следующем веке более вместительные крестообразные церкви нередко с колокольней над входом. В это время стены церквей снаружи часто обшивают тесом и красят в красный цвет (а колокольни — в разные цвета); колокольни покрывают криволинейными барочными крышами, на изгибах которых красиво рисуется кровельный лемех. К ним относятся жемчужины финской деревянной архитектуры — церкви в Палтамо (1726, Иоганн Кнубб), Кеуру, Петеяявеси и Лаппи.

Архитектура Финляндии: Кеуру. Деревянная церковь, 1756—1758гг., А. Хакола. Общий вид Архитектура Финляндии: Кеуру. Деревянная церковь, 1756—1758гг., А. Хакола. Интерьер
Архитектура Финляндии: Кеуру. Деревянная церковь, 1756—1758гг., А. Хакола. План Рис. 7. Кеуру. Деревянная церковь, 1756—1758гг., А. Хакола. Общий вид, интерьер и план

Церковь в Кеуру (1756—1758, мастер Антти Хакола, рис. 7) — крестообразная в плане, с высокими и крутыми крышами, на поверхности которых лемех двух видов образует своеобразный узор. Церковь имеет пристройки: с запада колокольню с криволинейными кровлями двух верхних ярусов и шпилем, крыльцо с юга и восьмиугольную с криволинейной крышей более позднюю ризницу с востока. Внутри церкви деревянные цилиндрические своды и стягивающие их балки украшены росписью, а столбы и перила хоров и кафедра проповедника — резьбой.

Еще больший контраст строгому объему церкви составляет живописная колокольня в Петеяявеси (1763—1764, мастер Якко Леппянен, рис. 8); здесь нижний ярус колокольни покрыт криволинейной кровлей, а верхний, перестроенный в 1821 г. Эриком Леппяненом-сыном, увенчан шпилем. Наконец, в церкви в Лаппи (1772—1774, мастера Юхан Солонен и его сын Матти) колокольня венчает высокую пирамидальную крышу основного объема здания, а подобные ей крыши покрывают и боковые прирубы, двухсветные, как и сама церковь.

Архитектура Финляндии: Петеяявеси. Деревянная церковь, 1764 г., Я. и Э. Леппянен. Общий вид Архитектура Финляндии: Петеяявеси. Деревянная церковь, 1764 г., Я. и Э. Леппянен. Фрагмент купола
Рис. 8. Петеяявеси. Деревянная церковь, 1764 г., Я. и Э. Леппянен. Общий вид, фрагмент купола, план и разрез
Архитектура Финляндии: Петеяявеси. Деревянная церковь, 1764 г., Я. и Э. Леппянен. План и разрез
Архитектура Финляндии: Хельсинки. Кафедральный собор, 1830—1852 гг., К. Л. Энгель Архитектура Финляндии: Хельсинки. Университет, 1840 г., К. Л. Энгель
Рис. 9. Хельсинки. Кафедральный собор, 1830—1852 гг., К. Л. Энгель Рис. 10. Хельсинки. Университет, 1840 г., К. Л. Энгель
Архитектура Финляндии: Турку (Або). Академия, 1833 г., К. Басси. Интерьер актового зала Рис. 11. Турку (Або). Академия, 1833 г., К. Басси. Интерьер актового зала

Помимо указанных были деревянные многогранные церкви с шатровой крышей и такие же, но круглые внутри каменные, покрытые куполом, в Вимпели (1807, арх. Яако Рийф) и Хаменлинне (1795—1798, арх. Ж. Л. Депре); ротонда с портиком у главного входа — яркий образец финской «классической» архитектуры. Более частыми были квадратные или крестообразные в плане каменные церкви с четырьмя пилонами, несущими световой барабан с куполом,— церкви в Тампере (1824, арх. К. Басси), Пиелисёрви (1828) и Оулу (1832), обе арх. К. Л. Энгеля (1778—1840), и кафедральный собор в Хельсинки (ранее церковь св. Николая), начатый им в 1830 г. и законченный уже после смерти автора в 1852 г. Крестообразный в плане, с четырьмя портиками, он перекрыт куполом на высоком барабане (четыре угловые башенки и фигуры на них добавлены позднее). Широкая лестница с подпорной стенкой ведет к собору, стоящему на гранитной скале в центре Сенатской площади, и его купол стал доминантой Хельсинки. Центр города, созданный по плану К. Л. Энгеля и И. А. Эренстрема (1820-е годы), представляет законченный архитектурный ансамбль. Сенатская площадь, с собором в центре, вытянутая по оси юг (низкая часть) — север (высокая), обрамлена одинаковыми по размерам и членениям зданиями Сената и Университета (рис. 10), чьи рустованные нижние этажи отвечают рустовке подпорной стенки, а коринфский ордер портиков и угловых ризалитов перекликается с таким же ордером портиков и барабана собора и фасада библиотеки, стоящей на запад от собора, на одной оси с ним. Портики и рустовка украшают здания генерал-губернаторского дома, обсерватории, госпиталей и казарм (1820—1830); вкрапленные в застройку разных частей города они придавали единообразие его облику.

В прежней столице — Турку (Або), архитекторы К. Басси и К. X. Гьервелль, перестраивавшие ее в начала XIX в., построили здания Старой и Новой академий. Фасады Старой академии (арх. К. X. Гьервелль) лишены декора, лишь нижний этаж среднего выступа фасада рустован, а окна второго этажа украшены сандриками. К. Басси украсил фасад Новой академии колоннадой и покрыл богатым лепным декором своды ее актового зала, опирающегося на колонны из полированного гранита (рис. 11).

В архитектуре Финляндии XVII — 1-й половины XIX в. ясно видны два самостоятельных, хотя и развивающихся во взаимосвязи течения: народная деревянная архитектура, обладавшая большим своеобразием, и архитектура господствующих классов. Последняя в XVII—XVIII вв. была связана с западной, в частности со шведской архитектурой, и отличалась своей простотой и строгостью. С начала XIX в. она развивалась независимо от национальности архитекторов под явным влиянием Петербурга, откуда в 1810 г. приехал в Финляндию арх. Карл Людвиг Энгель — крупнейший представитель архитектуры классицизма в Финляндии. Нужно отметить, что постройки Энгеля, при их большом своеобразии, лишены провинциализма. Чувствуя характер финского ландшафта, используя лучшие традиции русской «классики» начала XIX в., он смог создать национальные формы финского классицизма. Ансамбли Энгеля положили начало становлению финской архитектуры и их можно сравнивать с лучшими постройками того времени в других странах.


Глава «Архитектура Финляндии XVII — первой половины XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: П.Б. Розентуллер. Москва, Стройиздат, 1969

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)