Градостроительство Италии эпохи Возрождения

Градостроительство и город как объект специального исследования привлекали интерес многих передовых архитекторов. Менее значительным принято считать вклад Италии в область практического градостроительства. К началу XV в. города-коммуны Средней и Северной Италии представляли собой уже давно сложившиеся архитектурные организмы. Кроме того, республики и тирании XV и XVI вв. (исключая крупнейшие — как Флоренция, Милан, Венеция и, конечно, папский Рим) не обладали достаточными средствами для создания новых крупных ансамблей, тем более, что все внимание продолжало уделяться постройке или достройке соборов, как главного религиозного центра города. Немногие целостные градостроительные начинания, как, например, центр города Пиенцы, сочетают в себе новые тенденции со средневековыми строительными традициями.

Все же общепринятая точка зрения несколько недооценивает перемен, совершившихся в XV—XVI вв. в городах Италии. Вместе с попытками теоретического осмысления того, что уже было практически сделано в области градостроительства, можно отметить и попытки осуществить на деле сложившиеся теоретические градостроительные представления. Так, например, в Ферраре был построен новый район с регулярной уличной сетью; попытка единовременного создания целостного городского организма была сделана в городах Бари, Терра дель Соле, Кастро, а также в некоторых других.

Если в эпоху средневековья архитектурный облик города складывался в процессе творчества и строительной деятельности всего населения города, то в эпоху Возрождения городское строительство все более и более отражало устремления отдельных заказчиков и зодчих.

С ростом влияния наиболее богатых семейств их личные требования и вкусы все сильнее сказывались на архитектурном облике города в целом. Большое значение в возведении дворцов, вилл, церквей, усыпальниц, лоджий имело стремление либо увековечить и прославить себя, либо соревнование в богатстве и пышности с соседями (Гонзага — д’Эсте, д’Эсте — Сфорца и т. д.) и неизменное желание жить роскошно. Наряду с этим заказчики проявляли известную заботу и о благоустройстве города, отпуская средства на реконструкцию его ансамблей, на возведение общественных зданий, фонтанов и пр.

Значительная часть дворцово-храмового строительства падала на годы экономического кризиса, связанного с потерей восточных рынков и велась за счет уже собранных богатств, являвшихся в период упадка ремесла и торговли непродуктивным капиталом. К строительству привлекались наиболее известные и прославленные зодчие, художники, скульпторы, которые получали большие средства на осуществление порученных им работ и могли, удовлетворяя личные требования заказчиков, в большей мере проявить и свою творческую индивидуальность.

Поэтому-то итальянские города эпохи Возрождения и богаты своеобразными, несхожими друг с другом архитектурными ансамблями. Однако, являясь произведениями одной эпохи с вполне сложившимися эстетическими воззрениями, эти ансамбли имели в основе своей общие принципы композиции.

Новые требования объемно-пространственной организации города и его элементов покоились на осмысленном, критическом восприятии средневековых традиций, на изучении памятников и композиций античности. Основными критериями были ясность пространственной организации, логичное сочетание главного и второстепенного, пропорциональное единство сооружений и пространств, их окружающих, взаимосвязь отдельных пространств, и все это в соразмерных человеку масштабах. Новая культура эпохи Возрождения сначала незначительно, а затем все активнее проникала в градостроительство. Средневековый город, являвшийся основой городов Возрождения, не мог быть значительно видоизменен, поэтому на его территории велись лишь реконструктивные работы, сооружались отдельные общественные и частные здания, требовавшие порой некоторых планировочных работ; рост же города, несколько замедлившийся в XVI в., обычно шел за счет расширения его территории.

Эпоха Возрождения не внесла явных изменений в планировку городов, но значительно изменила их объемно-пространственный облик, решив ряд градостроительных проблем по-новому.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Феррара. Схематический план города
Рис.1. Феррара. Схематический план города: 1 — замок д’Эсте; 2 — площадь Ариосто; 3 — картезианский монастырь; 4 — церковь Санта Мария Нуова дельи Альдигьери; 5 — церковь Сан Джулиано; в — церковь Сан Бенедетто; 7 — церковь Сан Франческо; 8 — палаццо деи Диаманти; 9 — собор
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Верона. Схематический план города
Рис.2. Верона. Схематический план города: 1 — церковь Сан Дзено; 2 — церковь Сан Бернардино; 3 — район госпиталей и форта Сан Спирито; 4 — Гран Гвардиа Веккиа; 5 — Кастелло Веккио; 6 — палаццо Мальфатти; 7 — площадь делле Эрбе; 8 — площадь деи Синьори; 9 — площадь Санта Анастасия; 10 — собор; 11 — дворец епископа; 12 — античный амфитеатр; 13 — палаццо Помпеи; 14 — палаццо Бевилаква
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Мантуя. Схема городских укреплений и план города
Рис.3. Мантуя. Схема городских укреплений и план города

Одним из первых примеров новой планировки на рубеже XV—XVI вв. может слуить Феррара (рис. 1). Ее северная часть застраивалась по проекту Бьяджо Россетти (упом. 1465—1516 гг.). Главные линии новой уличной сети соединяли въездные ворота построенных им укреплений. Пересечения улиц были акцентированы дворцами (палаццо деи Диаманти и др.) и церквами, возведенными тем же зодчим или под его непосредственным руководством. Средневековый центр с окруженным рвом замком д’Эсте, палаццо дель Комуне и другими сооружениями XII—XV вв., как и прилегающая к нему ремесленно-торговая часть города, остались нетронутыми. Новая часть города, застраивавшаяся по указанию д’Эсте домами определенной этажности, получила более светский, аристократический характер и ее прямые широкие улицы с ренессансными дворцами и церквами придали Ферраре отличный от средневекового города облик. Недаром Буркхардт писал, что Феррара является первым современным городом Европы.

Но и без планировки новых районов строители эпохи Возрождения с величайшим искусством пользовались всеми элементами благоустройства и малых архитектурных форм города, начиная с каналов и кончая аркадами, фонтанами и мощением (Характерный примр, относящийся к XV в., — колодец на соборной площади в Пиенце; в XVI в. роль фонтана в ансамблях усложняется (так, например, фонтаны, установленные Виньолой в Риме, Витербо и в расположенных в их окрестностях виллах) — для общего улучшения и эстетического обогащения архитектурного облика даже крохотных городков или отдельных ансамблей. В ряде городов, таких как Милан, Рим, были спрямлены и расширены улицы.

Каналы сооружались не только для орошения полей, но и в городах (для обороны, транспорта, водоснабжения, защиты от паводков, для производства — промывки шерсти и др.), где они составляли планировочно продуманную систему (Милан), нередко включавшую плотины и шлюзы, и связанную с городскими оборонительными сооружениями (Верона, Мантуя, Болонья, Ливорно и др., рис. 2, 3, 5, 21).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Уличная аркада. Болонья Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Уличная аркада. Азоли
Рис.4. Уличная аркада. Болонья; Азоли

Уличные аркады, встречавшиеся и в средние века, тянулись иногда вдоль целых улиц (Болонья, рис. 4) или по сторонам площади (Флоренция, Виджевано, рис. 7).

Возрождение оставило нам замечательные городские комплексы и ансамбли, которые можно разделить на две основные группы: ансамбли, сложившиеся исторически (они относятся главным образом к XV в.), и ансамбли, созданные единовременно или же на протяжении ряда строительных периодов, но по замыслу одного зодчего, иногда полностью завершенные в эпоху Возрождения (в основном в XVI в.).

Замечательным примером ансамблей первой группы является ансамбль площадей сан Марко и Пьяццетты в Венеции.

В первой половине XV в. строились части палаццо Дожей, выходящие как на Пьяццетту, так и на канал Сан Марко. К началу этого же века восходит мраморное мощение площади Сан Марко, объединившее ее позднее с Пьяццеттой. В начале XVI в. реконструктивные работы центральной площади города привлекают к себе виднейших зодчих: Бартоломео Бон увеличивает высоту кампанилы с 60 до 100 м и венчает ее шатровым покрытием; Пьетро Ломбардо и др. строят Старые Прокурации и часовую башню; в 1529 г. с Пьяццетты убирают ларьки, благодаря чему открывается вид на лагуну и монастырь Сан Джорджо Маджоре. Пьяццетта играет важную роль пространственного перехода от просторов лагуны к центральной площади, подчеркивая ее размеры и композиционное значение в структуре города. Затем Сансовино расширяет площадь к югу, расположив здание сооруженной им на Пьяццетте Библиотеки, в 10 м от кампанилы, и строит у подножия башни Лоджетту. К концу XVI в. Скамоцции возводит Новые Прокурации. Однако западная сторона площади была завершена лишь в начале XIX в.

Развитие площади Сан Марко на берегу лагуны у устья Большого Канала обусловлено как функционально — удобство доставки товаров к месту главных венецианских ярмарок и высадки почетных гостей перед дворцом и собором, — так и художественно: главная, парадная площадь города торжественно раскрывается подъезжающим со стороны моря и является как бы приемным залом города; подобно ансамблю площадей античного Милета, площадь Сан Марко показывала прибывшим, как богата и прекрасна столица Венецианской республики.

Новое отношение к сооружению как к части целого, умение связать здания с окружающим их пространством и найти контрастное, взаимно выгодное сочетание разнохарактерных сооружений привели к созданию одного из лучших ансамблей не только Возрождения, но и мирового зодчества.

Высокая архитектурная культура Венеции проявилась и в постепенно складывавшихся ансамблях площади Санти Джованни э Паоло (с памятником Коллеони работы Вероккио) и торгового центра города.

Примером последовательной застройки ансамбля может служить площадь Синьории во Флоренции, а также комплекс центральных площадей в Болонье, где к этому времени сложились интересные градостроительные традиции.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Болонья. Схематический план города
Рис.5. Болонья. Схематический план города: 1 — площадь Мальпиги; 2 — площадь Равеньяна; 3 — площадь Маджоре; 4 — площадь Нептуна; 5 — площадь Аркиджиннасио; 6 — церковь Сан Петронио; 7 — палаццо Публико; 8 — палаццо Легата; 9 — палаццо дель Подеста; 10 — портико деи Банки; 11 — палаццо деи Нотаи; 12 — палаццо Аркиджиннасио; 13 — палаццо дель Ре Энцо; 14 — Мерканция; 15 — дворцы Изолани; 16 — церковь Сан Джакомо; 17 — каза Грасси; 18— палаццо Фава; 19 — палаццо Арморини; 20—Колледжо ди Спанья; 21 — палаццо Бевилаква; 22 — палаццо Танари
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Болонья. Типовые проекты жилой застройки пригородов
Рис.6. Болонья. Типовые проекты жилой застройки пригородов

Планировка Болоньи сохранила отпечатки ее многовековой истории (рис. 5). Центр города восходит ко времени римского военного лагеря. Лучеобразно расходившиеся улицы восточного и западного районов выросли в средние века, соединив античные ворота (не сохранились) с воро-тами новых (XIV в.) укреплений.

Раннее развитие цехового производства прекрасного темно-красного кирпича и строительных деталей из терракоты, а также распространение аркад, тянувшихся по сторонам многих улиц (они строились до XV в.), придали городской застройке заметные черты общности. Эти черты развивались и в эпоху Возрождения, когда Совет города уделял строительству большое внимание (см. разработанные по решению Совета типовые проекты домов для пригородов, с примитивными портиками, которые должны были складываться в уличные аркады — рис. 6). 

Площадь Маджоре, расположенная в самом сердце старого города, с выходившими на нее огромным замкообразным палаццо Публико, объединявшим ряд общественных сооружений средневековой коммуны, и собором — на протяжении XV и XVI вв. получила органическую связь с главной улицей через площадь Нептуна (фонтан, давший ей название, сооружен Дж. да Болонья в XVI в.) и значительно изменила свой облик в духе нового стиля: в XV в. здесь работал Фиораванте, перестроивший палаццо дель Подеста, а в XVI в. — Виньола, объединивший здания на восточной стороне площади общим фасадом с монументальной аркадой (портико деи Банки).

Ко второй группе ансамблей, полностью подчиненных единому композиционному замыслу, относятся главным образом архитектурные комплексы XVI и последующих веков.

Площадь Сантиссима Аннунциата во Флоренции, несмотря на единообразный характер ее застройки, является примером ансамбля промежуточного типа, так как не была задумана одним мастером. Однако простая, легкая и вместе с тем монументальная аркада Воспитательного дома Брунеллеско (1419—1444 гг.) определила облик площади; подобная же аркада была повторена на западной стороне перед монастырем Серви ди Мария (Сангалло Старщий и Баччо д’Аньоло, 1517—1525гг.). Более поздний портик перед церковью Сантиссима Аннунциата (Джованни Каччини, 1599—1601 гг.) выше двух боковых и вместе с конным памятником Фердинанду I (Дж. да Болонья, 1608 г.) и фонтанами (1629 г.) свидетельствует о новой тенденции в построении ансамблей: подчеркнуть роль церкви и выявить господствующую композиционную ось.

С накоплением богатства наиболее влиятельные представители молодой буржуазии стремились заслужить признание сограждан, украшая родной город, и заодно выразить свое могущество с помощью архитектуры, строя себе величественные дворцы, но также и жертвуя деньги на реконструкцию и даже полную перестройку своей приходской церкви, а затем и возводя в своем приходе другие постройки. Так, например, возникали своеобразные группы сооружений вокруг дворцов Медичи и Ручеллаи во Флоренции; первая включала, помимо дворца, церковь Сан Лоренцо с капеллой — усыпальницей Медичи и библиотекой Лауренцианой, вторая состояла из дворца Ручеллаи с лоджией напротив него и капеллы Ручеллаи в церкви Сан Панкрацио.

От возведения группы построек такого рода оставался один шаг к созданию на средства «отца города» целого ансамбля, украшающего родной город.

Примером такой реконструкции может служить центр Фабриано, куда во время эпидемии чумы в Риме переехал папа Николай V со своими приближенными. Реконструкция Фабриано была поручена в 1451 г. Бернардо Росселино. Не меняя конфигурации центральной площади, которая по-прежнему оставалась по средневековому замкнутой, Росселино пытается несколько упорядочить ее застройку, обнося боковые стороны портиками. Обрамление площади галереями, акцентирующими внимание зрителей на увенчанном зубцами суровом палаццо Подеста, свидетельствует о том, что главным на ней, несмотря на приезд папы в город, остается это древнее гражданское здание. Реконструкция центра Фабриано — одна из первых градостроительных попыток эпохи Возрождения организовать пространство площади по принципу регулярности.

Другим примером единовременной реконструкции центральной площади да и всего города является Пиенца, где осуществлена лишь часть предусмотренных тем же Бернардо Росселино работ.

Площадь Пиенцы, с четким подразделением сооружений, там расположенных, на главные и второстепенные, с регулярным очертанием и преднамеренным расширением территории площади в сторону собора для создания вокруг него свободного пространства, с узорчатым мощением, отделяющим собственно трапециевидную площадь от проходящей вдоль нее улицы, с тщательно продуманным цветовым решением всех зданий, обрамляющих площадь, является одним из наиболее характерных и широко известных ансамблей XV в.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Виджевано. Главная площадь; слева — въезд в замок Сфорца и башня (на плане — а), Браманте ?
Рис.7. Виджевано. Главная площадь; слева — въезд в замок Сфорца и башня (на плане — а), Браманте ?

Интересен пример регулярной застройки площади в Виджевано (1493—1494 гг.). Площадь, на которой стоит собор и располагался главный въезд в замок Сфорца, была окружена непрерывной аркадой, над которой тянулся единый фасад, украшенный росписями и цветной терракотой (рис. 7).

Дальнейшее развитие ансамблей шло в направлении все большей изоляции их от общественной жизни города, так как каждый из них был подчинен частной задаче и решен с резко выраженной индивидуальностью, обосабливающей его от окружения. Площади XVI в. не являлись уже более общественными площадями городов-коммун раннего Возрождения, предназначенными для парадных шествий и праздников. Несмотря на сложность пространственных композиций, на далеко открытые перспективы, они прежде всего играли роль открытого вестибюля перед главенствующим сооружением. Как и в средние века, хотя и с другой пространственной организацией и композиционными приемами построения, площадь снова была подчинена сооружению — ведущему зданию ансамбля.

К числу первых ансамблей XVI в., в которых наметившиеся ранее композиционные приемы получили сознательное применение в едином замысле, относятся комплекс Бельведера в папском Ватикане, затем — площадь перед дворцом Фарнезе в Риме (замысел ансамбля включал и неосуществленный мост через Тибр), римский Капитолий и комплекс расширенного палаццо Питти с садами Боболи во Флоренции.

Прямоугольная площадь Фарнезе, осуществленная в середине XVI в., так же как и дворец, начатый Антонио де Сангалло Младшим и завершенный Микеланджело, целиком подчинены еще не досказанному в ансамбле Сантиссимы Аннунциаты принципу осевого построения.

К площади Фарнезе ведут три короткие параллельные улицы от Кампо ди Фьори, средняя из которых шире боковых, что как бы уже предопределяет симметрию ансамбля. Портал дворца Фарнезе совпадает с осью садового портала и центром задней лоджии. Композиция ансамбля была завершена постановкой двух фонтанов (Виньола взял для них бронзовые ванны из терм Каракаллы), размещенных симметрично к главному входу и несколько сдвинутых к восточной стороне площади. Такое расположение фонтанов как бы освобождает пространство перед дворцом, превращая городскую площадь в своеобразный атрий перед резиденцией могущественной семьи (ср. центральную площадь в Виджевано).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Рим. Общий вид площади Капитоия (слева лестница, ведущая к церкви Санта Мария дельи Арачели)
Рис.8. Рим. Общий вид площади Капитоия (слева лестница, ведущая к церкви Санта Мария дельи Арачели)
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Расположение скульптур и фонтанов на площадях: 1 — площадь дель Санто в Падуе; 2 — площади Нептуна и Маджоре в Болонье до реконструкции; 3 — площадь Синьории во Флоренции; 4 — площадь Санти Джованни э Паоло в Венеции
Рис.9. Расположение скульптур и фонтанов на площадях: 1 — площадь дель Санто в Падуе; 2 — площади Нептуна и Маджоре в Болонье до реконструкции; 3 — площадь Синьории во Флоренции; 4 — площадь Санти Джованни э Паоло в Венеции
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Падуя. Памятник Гаттамелата, 1447 г. Донателло
Рис.10. Падуя. Памятник Гаттамелата, 1447 г. Донателло

Одним из самых замечательных примеров архитектурного ансамбля не только XVI в. в Италии, но и во всем мировом зодчестве является площадь Капитолия в Риме, созданная по замыслу Микеланджело и выразившая общественно-историческое значение этого места (рис. 9).

Центральное расположение дворца Сенаторов с его башней и двойной лестницей, трапециевидная форма площади и ведущая на нее лестница-пандус, симметрия боковых дворцов, наконец, рисунок замощения площади и центральное расположение конной скульптуры — все это усиливало значение главного сооружения и доминирующей оси ансамбля, подчеркивало важность и самодовлеющее положение этой площади в городе, с которой открывался широкий вид на раскинувшийся у подножия холма Рим. Раскрытие одной стороны площади, ее четко выраженная ориентация на город при одновременном подчинении пространства площади главному зданию — вот новая черта, внесенная Микеланджело в архитектуру городских ансамблей.

Работы, значительно видоизменившие Рим, воскресив его из руин средневековья, оказали значительное влияние и на зодчество Италии и всей Европы. Ансамбли эпохи Возрождения, разбросанные по территории древней столицы, много позже были охвачены городом и включены как его элементы в единую систему, но они-то и явились костяком, определившим дальнейшую архитектурно-пространственную организацию Рима в целом.

Руины древнего города предопределили масштаб и монументальность прокладываемых улиц и сооружений ведущих ансамблей. Зодчие изучали и осваивали принципы регулярных античных градостроительных композиций. Новые пути в градостроительстве основывались на сознательных поисках лучших, более удобных и рациональных планировок, на разумных реконструкциях старых сооружений, на продуманном синтезе изобразительных искусств и зодчества (рис. 9, 10).

Выдающимися зодчими Возрождения — Брунеллеско, Альберти, Росселино, Леонардо да Винчи, Браманте, Микеланджело — был задуман ряд грандиозных преобразований городов. Вот некоторые из этих проектов.

В 1445 г. к юбилейному 1450 г. в Риме были намечены значительные работы по реконструкции района Борго. Авторами проекта (Росселино и, возможно, Альберти) были, видимо, предусмотрены оборонные сооружения и благоустройство города, реконструкция кварталов Борго и ряда церквей. Но проект требовал больших затрат и остался неосуществленным.

Леонардо да Винчи был свидетелем постигшего Милан несчастья — эпидемии чумы 1484—1485 гг., унесшей более 50 тыс. жителей. Распространению болезни способствовали скученность, перенаселение и антисанитария города. Зодчий предложил новую планировку Милана внутри расширяемых городских стен, где должны были остаться только важные горожане, обязанные перестроить свои владения. Одновременно с этим, по мнению Леонардо, следовало недалеко от Милана основать двадцать более мелких городов с 30 тыс. жителей и 5000 домов каждый. Леонардо считал необходимым: «Разделить это огромное скопление людей, которые, точно овцы в стаде, распространяют дурной запах и представляют собой благоприятную почву для эпидемий и смерти». Наброски Леонардо предусматривали дороги в двух уровнях, виадуки на подходах от сельской местности, разветвленную сеть каналов, обеспечивающих постоянное снабжение городов свежей водой и многое другое (рис. 11).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Схема двухъярусных улиц. Леонардо да Винчи Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Флоренция. Схема реконструкции города Леонардо да Винчи
Рис.11. Схема двухъярусных улиц. Леонардо да Винчи Рис.12. Флоренция. Схема реконструкции города Леонардо да Винчи

В те же годы Леонардо да Винчи работал над планом реконструкции, вернее коренной перестройки Флоренции, заключая ее в правильный десятигранник стен и прокладывая по ее диаметру, используя реку, грандиозный канал, по ширине равный Арно (рис. 12). Проект этого канала, предусматривавший ряд плотин и отводных меньших протоков, служащих для промывания всех улиц города, носил явно утопический характер. Несмотря на предлагаемое Леонардо социальное (сословное) расселение в городе, зодчий стремился создать всем жителям Флоренции здоровые и удобные условия жизни.

После пожара, уничтожившего в 1514 г. рынок около моста Риальто в Венеции, Фра Джокондо создал проект реконструкции этого района. Четырехугольный остров, обрамленный каналами, имел четырехугольную форму и должен был застраиваться по периметру двухэтажными лавками. В центре была намечена площадь с четырьмя арочными воротами по сторонам. Центричность композиции подчеркивалась размещенной в середине церковью Сан Маттео.

Предложения Фра Джокондо с градостроительной точки зрения были интересны и новы, но остались неосуществленными.

Микеланджело, отстаивая свободу любимой им Флоренции и желая, видимо, сохранить дух демократизма, столь ей присущий ранее, предлагал проект реконструкции ее центра. По всей вероятности, прообразом для новой площади служили общественные центры древности, являвшиеся перистилями полиса.

Микеланджело предполагал окружить площадь Синьории галереями, скрывающими все ранее сооруженные дворцы, торговые палаты, гильдейские и цеховые дома и подчеркивающими своей однородностью величие дворца Синьории. Гигантский масштаб лоджии деи Ланци, которая должна была служить мотивом аркады этих галерей, и монументальные арочные перекрытия улиц, выходивших на площадь, соответствовали размаху римских форумов. Герцогам Флоренции такие перестройки были не нужны, важнее было строительство Уффици с переходами от управления герцогством — палаццо Веккио — до личных покоев правителей — палаццо Питти. Проект великого мастера также не был осуществлен.

Приведенные примеры проектов, также как и осуществленные работы, свидетельствуют о том, что постепенно созревало новое представление о городе как о едином: целом, в котором все части взаимосвязаны. Представление о городе развивалось параллельно с зарождением идеи о централизованном государстве, о единовластии, которое могло бы в новых исторических условиях провести в жизнь разумную перепланировку городов. В развитии градостроительства ярко выразилась специфика культуры Возрождения, где искусство и наука были неразрывно спаяны между собой, что предопределяло реализм искусства новой эпохи. Будучи одним из важнейших видов общественной деятельности, градостроительство требовало от зодчих Возрождения значительных научно-технических и специфически-художественных знаний. Перепланировка городов в значительной степени была связана с изменившейся техникой боя, введением огнестрельного оружия и артиллерии, что вынуждало перестраивать оборонительные сооружения почти всех средневековых городов. Простой пояс стен, следовавший обычно рельефу местности, заменяли стенами с бастионами, что обусловливало звездчатую форму периметра городских стен.

Города такого типа появляются, начиная со второй трети XVI в., и свидетельствуют об успешном развитии теоретической мысли.

Вклад мастеров итальянского Возрождения в теорию градостроительства очень значителен. Несмотря на неизбежную в тогдашних условиях утопичность в постановке этих проблем, они все же разрабатывались с большой смелостью и полнотой во всех трактатах и теоретических документах XV в., не говоря о градостроительных фантазиях в изобразительном искусстве. Таковы трактаты Филарете, Альберти, Франческо ди Джорджо Мартини и даже фантастический роман Полифило «Гипнеротомахия» (опубл. в 1499 г.) с их схемами идеального города, таковы и многочисленные записи и рисунки Леонардо да Винчи.

Трактаты эпохи Возрождения по вопросам архитектуры и градостроительства исходили из необходимости удовлетворить нужды переустройства городов и покоились на научных и технических достижениях и эстетических взглядах своего времени, а также на изучении вновь открытых трудов античных мыслителей, прежде всего Витрувия.

Витрувий рассматривал вопросы планировки и застройки городов с точки зрения удобств, здоровья и красоты, что вполне соответствовало новым воззрениям эпохи Возрождения.

Осуществленные реконструкции и неосуществленные проекты преобразований городов также стимулировали развитие градостроительной науки. Однако трудности коренных преобразований в уже сложившихся городах Италии придавали градостроительным теориям утопический характер.

Градостроительные теории и проекты идеальных городов эпохи Возрождения могут быть подразделены на два основных этапа: с 1450 до 1550 г. (от Альберти до Пьетро Катанео), когда проблемы градостроительства рассматривались очень широко и всесторонне, и с 1550 до 1615 г. (от Бартоломео Амманати до Винченцо Скамоцци), когда стали преобладать вопросы обороны и одновременно эстетики.

Трактаты и проекты городов в первый период уделяют много внимания вопросам выбора местности для расположения городов, задачам их общей реорганизации: расселению жителей по профессионально-социальному признаку, планировке, благоустройству и застройке. Не меньшее значение в этот период имело решение эстетических проблем и архитектурно-пространственной организации как всего города в целом, так и его элементов. Постепенно, к концу XV в., все большее значение уделяется вопросам общей обороны и строительству фортификаций.

Разумные и убедительные суждения о выборе местоположения городов на практике были совершенно неприменимы, ибо новые города возводились редко, притом в местах, предопределенных экономическим развитием или стратегией.

Трактаты зодчих и их проекты выражают новое мировоззрение эпохи, их породившей, где главное — забота о человеке, но человеке избранном, знатном и богатом. Классовое расслоение общества эпохи Возрождения соответственно породило науку, служившую на благо классу имущему. Для расселения «знатных» отводились лучшие районы идеального города.

Вторым принципом организации городской территории является профессионально-групповое расселение остального населения, что свидетельствует о существенном влиянии средневековых традиций на суждения зодчих XV столетия. Ремесленники родственных профессий должны были жить в непосредственной близости друг от друга, а их местожительство определялось «благородством» их ремесла или профессии. Торговцы, менялы, ювелиры, ростовщики могли жить в центральном районе около главной площади; корабельщики и канатчики имели право селиться только во внешних кварталах города, за кольцевой улицей; каменщики, кузнецы, шорники и др. должны были строиться около въездных ворот в город. Ремесленники же, необходимые всем слоям населения, как-то: парикмахеры, аптекари, портные должны были быть расселены по всей территории города равномерно.

Третьим принципом организации города было распределение территории на жилые, производственные, торговые, общественные комплексы. Предусматривали их разумную связь между собой, а порой и сочетание, для наиболее полноценного обслуживания города в целом и использования его экономических и природных данных. Таков проект идеального города Филарете — «Сфорцинда».

Планировка городов, по суждениям теоретиков градостроительства, должна была быть обязательно регулярной. Иногда авторы избирали радиально-кольцевую (Филарете, Ф. ди Джорджо Мартини, Фра Джокондо, Антонио да Сангалло Мл., Франческо де Марки, рис. 13), иногда ортогональную (Мартини, Марки, рис. 14), а ряд авторов предлагали проекты, сочетающие и ту и другую системы (Перуцци, Пьетро Катанео). Однако выбор планировки обычно не был чисто формальным, механическим мероприятием, так как большинство авторов обусловливали его прежде всего природными условиями: рельефом местности, наличием водоемов, реки, господствующих ветров и пр. (рис. 15).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Идеальные города: 1 — Фра Джокондо (?); 2 — Франческо ди Джорджо Мартини; 3 — Франческо де Марки
Рис.13. Идеальные города: 1 — Фра Джокондо (?); 2 — Франческо ди Джорджо Мартини; 3 — Франческо де Марки
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Идеальные города: вверху — Франческо де Марки; внизу — Франческо ди Джорджо Мартини
Рис.14. Идеальные города: вверху — Франческо де Марки; внизу — Франческо ди Джорджо Мартини
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Идеальные города: вверху - «нагорные» - Франческо ди Джорджо Мартини; внизу —  город, «прорезанный» рекой, Франческо де Марки
Рис.15. Идеальные города: вверху - «нагорные» - Франческо ди Джорджо Мартини; внизу —  город, «прорезанный» рекой, Франческо де Марки
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Идеальные города: 1 — Джованни Беллуччи; 2 — Франческо де Марки; 3 — Буонаюто Лорини; 4 — Антонио Лупичини; 5 — Джироламо Маджи
Рис.16. Идеальные города: 1 — Джованни Беллуччи; 2 — Франческо де Марки; 3 — Буонаюто Лорини; 4 — Антонио Лупичини; 5 — Джироламо Маджи

Обычно в центре города располагалась главная общественная площадь, сначала с замком, а затем с ратушей и собором посередине. Торговые, культовые площади районного значения в радиальных городах размещались на пересечении радиальных улиц с одной из кольцевых или обводных магистралей города (рис. 16).

Территория города должна была быть благоустроена, по мнению зодчих, создававших эти проекты. Скученность и антисанитария средневековых городов, распространение эпидемий, уничтожавших тысячи горожан, заставляли думать о реорганизации застройки, об элементарном водоснабжении и соблюдении чистоты в городе, о его максимальном оздоровлении, хотя бы в пределах городских стен. Авторы теорий и проектов предлагали разрядить застройку, выпрямить улицы, провести по главным из них каналы, рекомендовали всемерно озеленять улицы, площади и набережные.

Так, в воображаемой «Сфорцинде» Филарете улицы должны были иметь уклон к окраинам города для стока дождевой воды и промывки водой из водоема в центре города. По восьми главным радиальным улицам и вокруг площадей предусматривались судоходные каналы, что обеспечивало тишину центральной части города, куда въезд колесного транспорта должен был быть запрещен. Радиальные улицы должны были быть озеленены, главные же из них (шириной 25 м) обрамлены галереями вдоль каналов.

Градостроительные идеи Леонардо да Винчи, выраженные в его многочисленных набросках, говорят об исключительно широком и смелом подходе к проблемам города и одновременно указывают на конкретные технические решения этих проблем. Так, он установил соотношение высоты построек и разрывов между ними для наилучшей инсоляции и проветривания, разработал улицы с движением в разных уровнях (причем верхние — освещенные солнцем и свободные от транспорта — предназначались для «богатых»).

Антонио да Сангалло Младший в своем проекте предлагал периметральную застройку кварталов с хорошо проветриваемым озелененным внутренним пространством. Здесь, видимо, получили развитие идеи благоустройства и оздоровления городской территории, высказанные еще Леонардо да Винчи.

Наброски домов в идеальном городе Франческо де Марки носят явное влияние предшествующих эпох или, вернее, сохраняют характер застройки, господствующей в городах Возрождения, унаследованной от средневековья, — узкие, многоэтажные дома с верхними этажами, вынесенными вперед (см. рис. 16).

Наряду с указанными функционально-утилитарными проблемами немалое место в проектах идеальных городов зодчих XV и начала XVI вв. занимают и эстетические вопросы объемно-пространственной организации города. В трактатах авторы неоднократно возвращаются к тому, что город должен быть украшен красивыми улицами, площадями и отдельными сооружениями.

Говоря о домах, улицах и площадях, Альберти не раз упоминал, что они должны быть как по размерам, так и по своему внешнему виду согласованы между собой. Ф. ди Джорджо Мартини писал, что все части города следует организовать благоразумно, что они должны находиться друг к другу в соотношениях, подобных частям человеческого тела.

Улицы идеальных городов обрамляли часто аркадами со сложными арочными переходами на их перекрестках, что имело, кроме функционального (укрытие от дождя и палящего солнца), и чисто художественное значение. Об этом свидетельствуют предложения Альберти, проект овального города и центральной прямоугольной площади города Ф. де Марки и др. (см. рис. 14).

С конца XV столетия прием центрической композиции городов (Фра Джокондо) постепенно завоевывал все большее значение в творчестве зодчих, работавших над схемами идеальных городов. Представление о городе как о едином организме, подчиненном общему замыслу, к XVI в. господствует в теории градостроительства.

Примером такого решения может служить идеальный город Перуцци, окруженный двумя стенами и построенный по радиальной схеме, со своеобразно решенной обводной магистралью в форме квадрата. Оборонительные башни, расположенные как по углам, так и в центре композиции, усиливают центричность расположения не только самого главного здания, но и всего города в целом.

Рисунок идеального города Антонио да Сангалло Младшего своими звездообразными стенами и радиальными улицами с общей кольцеобразной магистралью напоминает город Филарете. Однако круглая площадь с круглым зданием в центре является дальнейшим развитием замыслов предшественников Антонио да Сангалло Мл. и как бы продолжает идею центрической композиции применительно к городу. Этого не было ни в радиальном городе Филарете (центр — комплекс несимметрично расположенных прямоугольных площадей), ни в радиальном и серпантинном городах Франческо ди Джорджо Мартини.

Последним представителем теоретиков эпохи Возрождения, охватывающих комплексно все вопросы градостроительства, был Пьетро Катанео, известный строитель укреплений, с 1554 г. начавший выпускать по частям свой трактат об архитектуре. Катанео перечисляет пять основных условий, которые, по его мнению, необходимо учитывать при проектировании и сооружении города: климат, плодородие, удобство, возможность роста и наилучшую оборону. С точки же зрения обороны автор трактата считает наиболее целесообразными города многоугольной формы, утверждая, что форма города является производной от размеров занимаемой ими территории (чем меньше город, тем проще его конфигурация). Однако внутреннее пространство города безотносительно к его внешней конфигурации Катанео компонует из прямоугольных и квадратных жилых блоков. Идея единовластия довлеет и над ним: для властителя города Катанео предусматривал создание спокойного и хорошо защищенного, равно как от внутренних, так и от внешних врагов замка.

Начиная с середины XVI в. вопросы градостроительства и идеальных городов не составляли более предмета специальных трудов, но освещались в трактатах по общим вопросам зодчества. В этих трактатах варьируются уже известные приемы планировки и объемной композиции. Во второй половине XVI в. чисто внешняя сторона оформления проекта и прорисовка деталей становятся чуть ли не самоцелью (Буонаюто Лорини, Вазари). Порой разрабатывались лишь отдельные элементы города без учета его общей схемы (Амманати). Те же тенденции намечаются к середине XVI в. и в практике градостроительства.

Трактат Палладио об архитектуре (1570 г.) — последний теоретический труд XV в., который содержит много интересных и глубоких суждений также и о градостроительстве. Так же, как и Альберти, Палладио не оставил после себя проекта идеального города и в своем трактате он высказывает лишь пожелания о том, как должны быть спланированы и застроены улицы, какими должны быть площади города и какое впечатление должны производить его отдельные сооружения и ансамбли.

Последними представителями итальянских теоретиков градостроителей были Вазари Младший и Скамоцци.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Идеальный город и его площади. Джорджо Вазари Младший
Рис.17. Идеальный город и его площади. Джорджо Вазари Младший

Джорджо Вазари Младший при создании своего проекта города (1598 г.) во главу угла ставил задачи эстетические. В его генеральном плане рельефно выступают принципы регулярности и строгой симметрии (рис. 17).

В начале XVII в. (1615 г.) к проектированию идеальных городов обратился Винченцо Скамоцци. Можно предположить, что при проектировании города он, в отличие от Вазари, исходил из фортификационных соображений. Автор регламентирует в некоторой степени и заселение города, и его торгово-ремесленную организацию. Однако планировка Скамоцци все же механистична, не связана органически ни с формой двенадцатиугольного плана, ни со схемой оборонительных сооружений. Это лишь красиво нарисованная схема генерального плана. Соотношение размеров площадей, каждой в отдельности и в сравнении друг с другом, не найдено. В рисунке отсутствует то тонкое пропорционирование, которое имеется в проекте Вазари. Площади города Скамоцци слишком велики, благодаря чему вся схема теряет масштабность, против чего предостерегал Палладио, говоря, что площадь в городе не должна быть слишком просторна. Следует отметить, что в городке Саббионета, в планировке и застройке которого Скамоцци, по поручению Гонзаго, принимал активное участие, масштабы улиц и площадей выбраны очень убедительно. Скамоцци придерживается того же приема композиции центральной площади, который наметился у Лупичини и Лорини. Он не застраивает ее, а ставит главные здания на территории кварталов, примыкающих к площади, так что на площадь они выходят главными фасадами. Подобный прием типичен для Возрождения и он узаконен теоретиками градостроительства и в схемах идеальных городов.

В период общего экономического упадка и социального кризиса середины XVI в. в градостроительной теории начинают превалировать второстепенные вопросы. Всестороннее рассмотрение проблем города постепенно уходит из поля зрения мастеров. Они решали частные вопросы: композиция периферийных площадей (Амманати), новая система застройки центра (Лупичини, Лорини), тщательная разработка рисунка оборонительных сооружений и генерального плана (Маджи, Лорини, Вазари) и т. д. Постепенно, с потерей широкого подхода к разработке функционально-художественных задач в градостроительной науке и практике назревает и профессиональный упадок, сказывавшийся в эстетическом формализме и произвольности некоторых планировочных решений.

Теоретические учения эпохи Возрождения о градостроительстве, несмотря на их утопичность, все же оказали некоторое влияние на практику градостроительства. Особенно оно было заметно при возведении крепостных сооружений в небольших по размеру портовых и пограничных городах-крепостях, строившихся в Италии в XVI и даже в XVII вв. в крайне сжатые сроки.

В строительстве этих крепостей принимали участие почти все виднейшие зодчие этого периода: Джулиано и Антонио да Сангалло Старший, Санмикели, Микеланджело и многие другие. Среди многочисленных крепостей, возведенных Антонио да Сангалло Младшим, следует отметить город Кастро у Больсенского озера, построенный в 1534—1546 гг. по приказу папы Павла III (Алессандро Фарнезе). Сангалло запроектировал и осуществил полностью весь город, выделив и разместив особо дворцы папы и его приближенных, общественные сооружения с просторными галереями, церковь, монетный двор. Для остальных же, по словам Вазари, он также сумел создать достаточные удобства. Кастро был разрушен в 1649 г. и известен главным образом по наброскам мастера.

Центрическая композиция идеальных городов не была оставлена без внимания зодчими, создававшими крупные архитектурные комплексы, где должна была господствовать резиденция феодала. Так был создан Виньолой городок Капрарола, фактически — лишь подступ ко дворцу Фарнезе. Узкие улицы, низенькие дома, небольшие церкви — как бы подножие великолепного замка Фарнезе. Затесненность и скромность городка подчеркивают величие и монументальность дворца. В этой логически простой схеме с предельной ясностью выражен замысел автора, сумевшего на контрастном сочетании, столь распространенном в зодчестве Возрождения, показать главное и второстепенное.

Почти одновременно на Мальте, принадлежавшей с 1530 г. ордену Мальтийских рыцарей, была построена итальянцами город-крепость Ла Валлетта, основанная в честь победы над турками (1566 г.). Город был заложен на мысу, омываемом глубоко врезающимися в территорию острова заливами и защищенном фортами, обрамляющими входы в гавани. С точки зрения обороны территория города была выбрана в высшей степени разумно. Пояс укреплений состоял из мощных стен и высоких бастионов, окруженных глубокими рвами, вырубленными в скале, на которой покоился город. В оборонительных сооружениях были устроены выходы непосредственно в море, а в северо-восточной части была создана искусственная внутренняя гавань, заключенная в кольцо городских стен. Первоначально задуманный прямоугольный план не был осуществлен полностью, так как город имел скальное основание, что затрудняло трассировку улиц и строительство самих домов (рис. 18).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Ла Валлетта. Схематический план города
Рис.18. Ла Валлетта. Схематический план города

С северо-востока на юго-запад город прорезала главная продольная улица, идущая от главных материковых ворот до площади перед цитаделью Валлетты. Параллельно этой главной магистрали с обеих сторон симметрично было проложено еще по три продольных улицы, пересекаемых поперечными улицами, расположенными перпендикулярно основным; они не были проезжими, так как были лестничными, вырубленными в скале. Разбивка улиц была произведена таким образом, что с продольных магистралей можно было с каждого перекрестка наблюдать по четырем пересекающимся под прямым углом улицам за появлением врага, т. е. здесь был полностью соблюден один из основных принципов, положенных в основу проектирования идеальных городов, в частности, высказанный Альберти.

Геометрическая жесткость плана смягчалась сложной формой оборонительных сооружений и размещением ряда небольших кварталов, величина которых зависела от свободного пространства в периферийных районах города, обусловленных сложностью прибрежного рельефа и расположением городских стен. Валлетта была почти одновременно застроена весьма сходными между собой жилыми домами равной высоты, с незначительным числом окон в виде бойниц. Застройка шла по периметру кварталов, а остальная территория жилых блоков была озеленена. Угловые дома обязательно имели жилые башни, снабженные оборонительными площадками, где хранился запас камней и других средств защиты против ворвавшегося в город врага.

Фактически Валлетта являлась одним из первых, почти полностью осуществленных идеальных городов Возрождения. Ее общий вид свидетельствует о том, что конкретные природные условия, задачи конкретной стратегии, удобного сообщения с гаванями и многие другие условия, продиктованные непосредственно жизнью, заставили построить город не в виде абстрактной схемы с причудливым узором площадей и перекрестков, а в виде рациональной, экономной схемы, значительно откорректированной требованиями действительности в процессе строительства.

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Терра дель Соле. Схематический план города: 1 — палаццо деи Комиссари; 2 — палаццо делла Камера дель Комерчо; 3 — бастион
Рис.19. Терра дель Соле. Схематический план города: 1 — палаццо деи Комиссари; 2 — палаццо делла Камера дель Комерчо; 3 — бастион

В 1564 г. Бернардо Буонталенти построил на северной границе Романьи (недалеко от Форли) город-крепость Терра дель Соле — пример осуществления идеального города Возрождения с регулярным планом. Очертания крепостных сооружений, план самого города, расположение центра близки к рисункам Катанео (рис.19).

Бернардо Буонталенти был одним из виднейших градостроителей и фортификаторов своего времени, сумевшим комплексно решить проблему возведения города-крепости. Этот его всесторонний взгляд на город как на единый организм подтверждают также и его работы в Ливорно.

Звездчатая форма крепости, обводные каналы, ортогональная планировка, осевое построение главной площади, обрамленной галереями и являющейся преддверием кафедрального собора, — все это говорит за то, что Ливорно есть претворение в жизнь идеального города Возрождения. Лишь наличие извилистой линии берега и устройство порта несколько нарушают геометрическую правильность идеальной схемы (рис. 20, 21).

Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Ливорно. Схматический план города: 1 — старая крепость; 2 — ансамбль центральных площадей
Рис.20. Ливорно. Схматический план города: 1 — старая крепость; 2 — ансамбль центральных площадей
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Ливорно. Новая крепость, бастион
Рис.21. Ливорно. Новая крепость, бастион
Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Пальма Нуова, 1595 г. Архитектура эпохи Возрождения в Италии: Граммикеле (аэрофотосъемка)
Рис.22. Слева — Пальма Нуова, 1595 г.; справа — Граммикеле (аэрофотосъемка)

Одним из последних осуществленных в натуре идеальных городов Возрождения является северо-восточный венецианский город-крепость Пальма Нуова. Автор проекта неизвестен (предположительно Ло рини или Скамоцци). По свидетельству Мериана, немецкого географа XVII в., Пальма Нуова была заложена венецианцами в 1593 г. и завершена в 1595 г.

Генеральный план города, окруженного мощными оборонительными сооружениями, являет радиальную схему идеальных городов эпохи Возрождения (рис. 22) и по рисунку ближе всего проекту Лорини 1592 г.

План Пальма Нуова представляет собой девятиугольник с восемнадцатью радиальными улицами, ведущими к кольцевой магистрали, расположенной в непосредственной близости от центра; шесть из них выходят на главную площадь шестиугольной формы. Мастерство автора проекта сказывается в размещении улиц, благодаря которому сочетание девятиугольника внешнего периметра стен и шестиугольника центральной площади города кажется совершенно органическим.

Перед каждым бастионом и въездными воротами было запроектировано двенадцать площадей, а на пересечении третьей кольцевой магистрали с радиальными улицами, не выходящими к центральной площади, было создано еще шесть дополнительных внутрирайонных площадей.

Если трассировка улиц Пальма Нуова была осуществлена почти точно по проекту, то оборонительные сооружения были воздвигнуты значительно более мощные, нежели предусматривалось. Застройка города не вполне регулярна и весьма разнообразна, однако это не нарушает присущий Пальма Нуова внутренний порядок.

Центричность композиции подчеркнута простейшими средствами: шестигранная площадь обсажена зеленью и имела в центре вместо не сооруженного главного здаия флагшток, на который ориентировались оси всех выходящих на площадь радиальных улиц.

Под влиянием градостроительных теорий Возрождения создана и планировка Граммикеле в Сицилии, заложенного в форме шестигранника в 1693 г. (рис. 22).

В целом история итальянского градостроительства XV—XVI вв., оставившего нам ряд архитектурных ансамблей мирового значения и множество более мелких комплексов и городских центров полных неповторимого обаяния, представляет все же довольно пеструю картину.

До второй половины XV в., пока города пользовались еще некоторой самостоятельностью, в градостроительстве были сильны традиции средневековья, хотя и сложившимся городам зодчие пытались придать новый, обычно более регулярный облик.

С середины XV в. наряду с общественным заказчиком в лице города все большее значение приобретает индивидуальный заказчик, обладающий средствами, властью, индивидуальным вкусом и требованиями. Исполнителем стал уже не цех, а зодчий. Он в еще большей степени, чем заказчик, обладал собственной индивидуальностью, своеобразным дарованием, определенным творческим кредо и значительными полномочиями от заказчика. Поэтому, несмотря на большее, чем в средние века, экономическое, социальное и культурное единство, города Италии того периода весьма индивидуальны и несходны.

Со второй четверти XVI в. с развитием централизованных государств, с упорядочением мысли об единовластии, все более ясно обрисовываются требования к городу, как к целостному организму.

Все это время параллельно практической деятельности зодчих, строивших только по заказу синьоров, развивается наука о градостроительстве, выражавшаяся, как правило, в трактатах об идеальных городах, их фортификациях, о красоте их композиции и о многих других смежных вопросах. Однако эти идеи далеко не всегда претворялись в действительность, поэтому градостроительство практически развивалось в двух направлениях: возведение ряда крупных ансамблей в уже существующих городах и строительство городов-крепостей на наиболее уязвимых территориях отдельных государств и герцогств Италии.

С самого начала эпохи Возрождения каждый элемент города и ансамбля продумывался комплексно, не только с функциональной, но и с художественной стороны.

Простота и ясность пространственной организации — прямоугольные площади часто кратных соотношений, обрамленные галереями (Карпи, Виджевано, Флоренция — пьяцца Сантиссима Аннунциата); логическое выделение главного, когда, не теряя своей индивидуальности, все сооружения ансамбля складывались в целостную композицию (Пиенца, Болонья, Венеция); пропорциональное и масштабное единообразие сооружений и пространств их окружающих, подчеркивающих значение того или иного сооружения (постановка собора в Пиенце, трапециевидная площадь перед собором в Венеции); разделение и сочетание отдельных пространств, связанных между собой и подчиненных друг другу (центральные площади Болоньи, площадь Синьории во Флоренции, Пьяццетта, площадь Сан Марко в Венеции); широкое использование фонтанов, скульптуры и малых форм (колонны на Пьяццетте, мачты перед собором и памятник Коллеони — в Венеции, памятник Гаттамелате в Падуе, фонтан Нептуна в Болонье, монумент Марка Аврелия на Капитолии в Риме) — вот основные приемы композиции архитектурного ансамбля, широко применявшиеся в эпоху Возрождения в Италии. И, хотя жизнь не допускала коренной ломки и перестройки существовавших городов, центральные ансамбли многих из них получили новый, подлинно ренессансный облик.

Постепенно мастера эпохи Возрождения стали стремиться к единообразию в застройке целых комплексов (Флоренция, Виджевано, Карпи, Венеция, Рим) и шли дальше, усложняя архитектурно-пространственную композицию и решая сложные задачи включения в застройку города новых представительных ансамблей (Капитолий, собор Св. Петра).

Во второй половине XVI в. появилось новое понимание ансамбля: он возникает вокруг одного сооружения, как правило, с симметричным построением. Простота и ясность прежних композиций постепенно сменяется усложненными приемами архитектурно-пространственной организации. Площадь все чаще трактуется как открытый вестибюль, как подчиненное пространство, раскрывающееся перед представительными сооружениями феодальной знати или церкви. Наконец, намечается стремление учесть движение зрителя и соответственно внести новые элементы динамического развития в ансамбль (Капитолий в Риме) — прием, развитый уже в следующую эпоху.

В градостроительных теориях, разрабатывавшихся архитекторами Возрождения, также происходят изменения. Если в XV и в первой половине XVI в. эти теории освещали проблему города всесторонне, то во второй половине XVI в. авторы сосредоточивают внимание в первую очередь на частных вопросах, не теряя, однако, представления о городе, как о едином организме.

Мы видим, что эпоха Возрождения дала толчок не только развитию градостроительных идей, но и практическому строительству более удобных и здоровых городов, подготовила города к новому периоду существования, к периоду капиталистического развития. Но кратковременность этой эпохи, быстрый экономический упадок и усиление феодальной реакции, становление монархического режима в ряде областей и иноземные завоевания прервали это развитие.


Глава «Итоги развития итальянской архитектуры в XV—XVI вв.», раздел «Архитектура эпохи Возрождения в Италии», энциклопедия «Всеобщая история архитектуры. Том V. Архитектура Западной Европы XV—XVI веков. Эпоха Возрождения». Ответственный редактор: В.Ф. Маркузон. Авторы: В.Ф. Маркузон (Итоги развития архитектуры), Т.Н. Козина (Градостроительство, идеальные города), А.И. Опочинская (Виллы и сады). Москва, Стройиздат, 1967

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)