Архитектура Греции XVII — начала XIX в.

Греция, сделавшая в античную эпоху и в средние века большой вклад в сокровищницу мировой архитектуры, с XV по XIX столетия находилась в таком же положении, как и другие завоеванные турками балканские страны. Турки установили в Греции военно-феодальный режим, приведший к упадку экономику страны, особенно сельское хозяйство и ремесла. Капиталистические отношения развивались здесь медленно, и зажиточные греки вкладывали деньги в мореплавание и посредническую торговлю с Западной Европой и Ближним Востоком, усилившую со 2-й половины XVIII в. связи Греции с Англией и Россией. Как и в других балканских странах, начало XIX в. было временем усиления восстаний против турок, закончившихся провозглашением в 1822 г. в Эпидавре Греческой республики. За этим следовали гражданская война 1823—1824 гг., новое вторжение турок в Грецию, вмешательство России, Англии и Франции и Адрианопольский и Лондонский договора 1829 и 1830 гг., по которым Турция признала независимость Греции, сохранив в своих владениях Эпир, Фессалию, Крит, Ионические и часть Эгейских островов. В 1832 г. Греция стала монархией, и первый король ее, баварский принц Оттон, управлял страной с помощью баварских министров и баварских войск, пока ряд восстаний не заставил его вывести эти войска и восстановить парламент (1843).

Время турецкого ига в Греции отличается слабым развитием городов, преобладанием жилого строительства, влиявшего и на архитектуру церквей, единственного тогда вида общественных зданий. Слабые внутренние и внешние связи явились причиной обособленности архитектуры разных частей Греции. После освобождения страны возникает необходимость реконструкции части городов и строительства правительственных и светских общественных зданий, а появление в Греции архитекторов-иностранцев и расширение связей Греции с Западом усиливают связи с ним греческой архитектуры.

Греческие города, бывшие когда-то не только административными центрами, но и средоточием торговли и ремесел, в годы турецкого ига пришли в упадок и обезлюдели. В Афинах в 1833 г., когда они стали столицей, было всего около 2 тыс. жителей, а некоторые города, как, например, процветавшая в XIII — середине XV в. Мистра, стали мертвыми городами. Появление турецких кварталов в греческих городах было лишь заселением уже существовавших частей города новыми жителями. Не внесла заметных изменений и постройка в этих городах турецких административных зданий и мечетей. Некоторое развитие получают со 2-й половины XVIII в. приморские города. Часто расположенные на крутых береговых склонах, они имеют узкие извилистые улицы, идущие по горизонталям, застроенные домами разной этажности с улицы и со двора. Среди жилых зданий выделялись церкви своими куполами. Город иногда делился на приморскую и расположенную выше основную часть (Апаномерия, Фира на острове Санторин и др.).

Новый этап в развитии греческого градостроительства наступил с 1830-х гг., с реконструкции Афин и Пирея, а также со строительства новых городов (вроде основанной в 1834 г. Спарты и кварталов в Навплионе и Патрасе). В них приемы регулярной планировки, свойственные эпохе классицизма, сочетались иногда с попытками восстановить их античную планировку. Так было в Пирее, план реконструкции которого, составленный в 1835 г. немецким архитектором Э. Шаубертом, был и попыткой восстановления по сохранившимся следам античной Гипподамовой планировки города. Отчасти это относится и к плану Афин, составленному в 1832 г. арх. С. Клеантисом совместно с Шаубертом и переработанному другим немецким архитектором Лео фон Кленце (рис. 1, 1). В пределах прежних турецких стен была сохранена старая, более средневековая, чем античная планировка, а сохранившиеся античные и средневековые постройки были включены в ткань нового города. Новые части города имеют регулярную планировку, но гора Ликабет и холмы Муз, Ареса и Пникса нарушают их взаимную связь. Наиболее законченный вид имеет северная часть города, где идущие на север от древней Агоры улицы Атинас и Эолу вместе с подходящими к ним под углом 45° улицами Пиреас и Панепистимиу образуют прямоугольную площадь Оминиас. Небольшие новые города этого времени имели прямоугольную сетку улиц, одна из которых была главной (рис. 1, 2) и застраивалась малоэтажными домами.

Архитектура Греции: Рис. 1. 1 — план Афин; 2 — план Спарты
Рис. 1. 1 — план Афин; 2 — план Спарты

Жилые дома различных частей Греции в силу их экономической разобщенности, различия хозяйственного и бытового уклада, природных условий и строительных материалов отличались большим разнообразием. В континентальной Греции (Аттика, Эпир, Фессалия, Пелопонесс) широко применялось дерево. Из него делались междуэтажные перекрытия, стропила невысоких с большим свесом черепичных крыш и стены верхних этажей. Стены эти — фахверковые, оштукатуренные с обеих сторон (а изнутри в более богатых домах обшитые деревянными панелями), прорезались большими окнами. Эркеры второго этажа (прямоугольные или полукруглые в плане) поддерживались выпущенными концами балок перекрытий и подкосами. Иногда у двух-трехэтажных домов стены, обращенные на улицу или к соседу, целиком выполнялись из камня.

В домах зажиточных горожан каменный нижний этаж вмещал подсобные помещения и открытая лестница на цилиндрических и ползучих сводах вела со двора в «гелиакос» — своеобразное подобие античного перистиля, переработанного византийцами (рис. 2). На этот гелиакос — веранду с крышей на двух рядах деревянных столбов — выходят жилые комнаты второго (или второго и третьего) этажа, имеющие иногда два ряда окон. В зависимости от размеров участка и количества помещений план дома приобретал прямоугольную, Г-образную или П-образную форму. В последнем случае гелиакос повторял форму дома, образуя двор, отделяемый обычно от улицы стеной с воротами.

Архитектура Греции: Арта. План жилого дома
Рис. 2. Арта. План жилого дома
Архитектура Греции: Арта, жилой дом Архитектура Греции: Волос, жилой дом
Рис. 3. 1 — Арта, жилой дом; 2 — Волос, жилой дом

Оштукатуренные стены из необработанного камня иногда украшались резными каменными плитами над входом и у ворот. Декоративные деревянные арки гелиакоса часто имели сложную «барочную» форму (дома в г. Арте в Эпире, рис. 3, 1), как и повторявшие их рисунок окна второго света парадных комнат (дома в Сиатисте). Торцы балок под эркерами и свесами крыш, потолки, двери и камины жилых помещений украшались резьбой и росписью. В некоторых домах (дом-башня в г. Волосе в Фессалии) фасады верхнего этажа покрывала сплошная роспись (рис. 3, 2).

Архитектура Греции: Остров Скирос. Жилой дом. Общий вид и разрез
Рис. 4. Остров Скирос. Жилой дом. Общий вид и разрез

На Спорадах и Северных Цикладах каменные с деревянными перекрытиями и плоскими крышами дома имели простую кубическую форму, усложнявшуюся наружными лестницами и подпорными стенками (рис. 4). Внутри дома к высокому главному помещению примыкала двухъярусная деревянная галерея, куда выходили кухня (внизу) и спальни. Украшенная резьбой галерея делала это помещение похожим на гелиакосы некоторых домов континентальной Греции, встроенные внутрь дома. На Южных Цикладах дома перекрывались цилиндрическими сводами или куполами и часто имели наружные лестницы и дворики-террасы.

Архитектура Греции: Остров Санторин. Кельи монастыря Геровигли Архитектура Греции: Афон. Кельи монастыря Кутлумуш
Рис. 5. Остров Санторин. Кельи монастыря Геровигли Рис. 7. Афон. Кельи монастыря Кутлумуш
Архитектура Греции: Остров Самос. Кельи монастыря Бронтиану. Общий вид Архитектура Греции: Остров Самос. Кельи монастыря Бронтиану. План 2-го этажа
Рис. 6. Остров Самос. Кельи монастыря Бронтиану. Общий вид и план 2-го этажа

Аналогична архитектура зданий монастырских келий — одноэтажных с цилиндрическими сводами, поставленных в ряд и образующих длинный фасад, увенчанный рядом закомар (монастырь Геровигли на острове Санторин, рис. 5). В других частях страны встречаются двухэтажные корпуса келий с жильем в верхнем этаже, Галереями и наружными лестницами (монастырь Бронтиану на о. Самос, рис. 6; Успенский монастырь в г. Гидре). В монастырях Северной Греции преобладали кельи в три-четыре этажа с галереями на внутренних фасадах, каменными с аркадами (афонские монастыри Пантократора, Ксиропотам, Кутлумуш, рис. 7 и др.) или деревянными на столбах (Лонгиновский монастырь в г. Триккале).

Жилые дома 1830—1840-х гг. в Афинах двух-трехэтажные постройки на одну семью) сохраняли связь с более ранними в размещении комнат и простоте объемной композиции. Но детали фасадов выполнены уже с подражанием античным греческим образцам. Создателем этого типа домов был ученый архитектор С. Клеантис, получивший образование в Берлине. Еще в большей степени общеевропейский академический классицизм сказался в старом королевском дворце в Афинах (1834—1838). Это трехэтажное с тремя ярусами пилястр в средней части сооружение с одинаковым успехом могло бы стоять и на одной из площадей Мюнхена, откуда приехали его авторы Ф. Гертнер и Л. Кленце.

Типы церквей, выработанные еще византийскими архитекторами, повторялись до начала XIX в. В постройках XVI—XVII вв. применялось и поздневизантийское убранство фасадов («Старая церковь», 1483; церкви Николая, 1527, и Преображения, 1552, в Метеорах). Позднее переход от кладки из тесаного камня и кирпича к более дешевой из необработанного камня вызвал изменения и во внешнем облике церквей. Их фасады стали гладкими, нерасчлененными, лишились декоративного убранства. Изредка апсиды еще украшались подобием арок, да на звонницах и колокольнях сохранялись парные арочки, опиравшиеся на круглые колонки с простыми базами и капителями.

Архитектура Греции: Остров Санторин. Церковь монастыря Перисса, 1800 г. Архитектура Греции: Остров Хиос. Церковь г. Пирги
Рис. 8. Остров Санторин. Церковь монастыря Перисса, 1800 г. Рис. 9. Остров Хиос. Церковь г. Пирги

Широко был распространен простейший тип однонефной одноапсидной церкви со звонницей над входом. Таковы маленькие обетные церкви, строившиеся капитанами кораблей (например, на о. Миконос на Цикладах). Более крупными были бесстолпные кубические церкви с угловыми пилонами. Их световые, часто граненые барабаны завершались горизонтальным карнизом и увенчивались куполом. Изредка над куполом возвышался световой фонарик (г. Фира на о. Санторин). Четырехстолпные церкви имели один или пять куполов и три апсиды; иногда в них применялась композиция «триконхоса», а в церкви монастыря Перисса на о. Санторин (1800), пятикупольной с трехапсидным алтарем и наружными аркбутанами, к каждому из боковых фасадов было пристроено по три апсиды (рис. 8). Иногда фасады церквей этого времени украшались геометрическим орнаментом в технике сграффито (в г. Пирги на острове Хиос, рис. 9).

В этой церкви рядом с элементами византийского происхождения (тройное окно с запада, парные арочки колокольни) применены типичные для классицизма начала XIX в. окна в пристройках и обработка выхода из церкви к колокольне. Здесь западноевропейские формы механически сочетаются с местными.

Новый собор в Афинах, начатый постройкой по проекту Э. Шауберта в 1842 г., — купольное здание с двумя колокольнями на западной стороне, отмеченное смешением романских и византийских форм, свидетельствующее о том, что иностранные архитекторы повели греческую архитектуру по пути эклектики и стилизаторства. Это относится и к строившимся в Греции после ее освобождения от турецкого ига светским общественным зданиям, авторы которых подражали античной греческой архитектуре. Даже в лучших из них, вроде афинских Национальной библиотеки (1832) и университета (1837), построенных датским архитектором X. Хансеном, видно суховатое академическое стилизаторство, а не простота и непосредственность классицизма начала XIX в., еще сохранившиеся в более скромных ратушах небольших греческих городов, маяках и т. п.

* * *
Греческое народное зодчество XVII— начала XIX в. развивается почти независимо от внешних влияний. Черты родства жилых домов Северной Греции с сербскими и болгарскими (сочетание камня и дерева, эркера на подкосах, большие свесы крыш, деревянные галереи-аркады, резные потолки и двери), как и отзвуки барокко в некоторых деталях, являются общебалканскими. Еще свободнее от внешних влияний архитектура жилых домов на островах (сочетание гладких геометрических объемов), и лишь некоторое сходство их с такими же домами приморских частей Южной Италии объясняется сходством климатических условий, строительных материалов и, отчасти, бытового уклада обеих стран. С 1830-х гг. ведущая роль перешла к архитекторам со специальным образованием, в основном иностранцам, подчинившим греческую архитектуру общеевропейским академическим канонам.


Глава «Архитектура Греции XVII — начала XIX в.» раздела «Европа» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том VII. Западная Европа и Латинская Америка. XVII — первая половина XIX вв.» под редакцией А.В. Бунина (отв. ред.), А.И. Каплуна, П.Н. Максимова. Автор: П.Н. Максимов. Москва, Стройиздат, 1969

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)