Декоративная скульптура и окраска в архитектуре ренессанса

Глава «Декоративная скульптура и окраска» раздела «Ренессанс» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.


Скульптурные украшения. — Стиль архитектурной скульптуры раннего ренессанса отличается тонким изяществом: это ковер из тонких линий, на котором распускаются нежные отростки аканта на фоне мотивов античного орнамента, яйцевидного, сердцевидного и т. д.

Декоративная скульптура приобретает полный рельеф только ко времени первых выступлений Браманте, например в ризнице церкви Сан-Сатиро в Милане; и сам Браманте в своих последних произведениях (в том числе и во дворце Канчеллариа) возвращается к легкому стилю, от которого он временно отошел.

Орнаментация полным рельефом явно преобладает только в эпоху Виньолы и Палладио. Статуарная скульптура внедряется в архитектуру; но только вначале, благодаря продолжающейся готической традиции, она образует единое целое с элементами архитектуры.

В Чертозе в Павии статуарная скульптура сохраняет еще тот характер, какой она имела в полуготической флорентийской колокольне, но мало-помалу она приходит к обособленному существованию, а в XVI в. стремится превратиться в пышный декоративный элемент.

Цветовые эффекты. — Италия в средние века злоупотребляла контрастами цветных материалов; ее фасады были облицованы разноцветным мрамором или покрывались рядами камней, попеременно черных и белых.

Брунеллеско, в качестве противодействия чрезмерному применению цветовых контрастов, умаляющих роль собственно архитектурных элементов, допускает только эффекты основных линий и лишь в виде исключения прибегает во флорентийском Воспитательном доме и в капелле Пацци к инкрустациям из глазури, которыми к тому же великолепно пользуется. Почти везде он довольствуется тем легким контрастом, какой представляют прекрасные тона флорентийского камня, выделяющиеся на белом фоне штукатурки. Брунеллеско, быть может, впадал в крайность в своем скупом применении цветовых эффектов, и его преемники отводят им более широкое место. Альберти в фасаде церкви Сайта Мариа Новелла пользуется пестрым мрамором; фасад госпиталя в Фаенце пересекается высоким фризом из глазурованных плиток; мастера керамики из семьи делла Роббиа оказывают громадное содействие архитекторам конца XV в.

Инкрустации из драгоценных мраморов особенно долго держатся у венецианцев, которые привыкли к ним благодаря своим связям с византийским Востоком. Особенно хранит Венеция традицию мозаичных полов, и эта традиция снова оживает в Риме — в покоях Ватикана.

В соборе Сиены плиты пола украшены рисунками, линии которых залиты свинцом. В эту эпоху применялся особый род однотонной декорации, замечательные образцы которого находятся в палаццо Гваданьи во Флоренции и который итальянцы называют «сграффито»: рисунок получается путем прорезывания черноватого слоя, которым покрывают белую штукатурку.

В XVI в. в отношении внешней отделки возвращаются к строгим традициям школы Брунеллеско. За исключением нескольких отдельных случаев сграффито, встречаются фасады только в тонах камня или кирпича; отныне краски применяются только для интерьера.

Цветные лепные украшения занимают видное место во внутреннем декорировании (комнаты и лоджии Ватикана). Защищенные от непогоды, они представляют достаточные гарантии долговечности, а изготовление их отливкой в формах позволяет при небольших затратах повторять обычные мотивы до бесконечности. Мотивы воспроизводят по большей части античные «гротески»: термы Тита, гробница Цестия и, может быть, некоторые ранее других откопанные части Помпеи доставили лепщикам ренессанса неисчерпаемое количество тем, и эти же темы были позаимствованы и живописцами-декораторами.

Стенная живопись ранних эпох исполнялась восковыми или клеевыми красками. Фреска, или живопись по свежей штукатурке, начинает преобладать только в XVI в. И как только появляется фреска, почти везде она вытесняет рельефную орнаментацию. По-видимому, мощные эффекты фрески несовместимы с рельефами реальной архитектуры, теряющимися в полумраке. Во всех грандиозных интерьерах, расписанных фресками, мы видим архитектуру фиктивную, выполненную посредством этих же самых фресок, в сочетании с такой архитектурой, которая рассчитана на эффект полного освещения.

Потолок в Сикстинской капелле является триумфом фрески: Микельанджело исключил оттуда всякое рельефное украшение. Такова же и галерея в палаццо Фарнезе, расписанная Каррачи. Лепные украшения не проигрывают от соседства с фреской только в том случае, если они ярко окрашены: это можно видеть в лоджиях и покоях Ватикана. Обрамлением из реальных архитектурных орнаментов с позолоченными деталями итальянцы эпохи расцвета ренессанса сопровождают почти исключительно живопись, исполненную маслом, как наименее подавляющую. Именно масляными красками расписаны панно потолков во дворце Дожей, украшенные скульптурой и позолотой.

Живопись на стекле удерживается в Италии до эпохи Юлия II, но XVI в. отказывается от ее эффектов: стенная живопись XVI в. представляет собой прежде всего картины, а эти последние требуют неокрашенного света. Для панелей ранний ренессанс часто использовал игру красок, которую давала мозаика из пластинок разноцветного дерева. Этот прием, пригодный только для обработки деталей, редко находил себе применение в больших масштабах архитектуры XVI в.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)