Французские дворцы и особняки XVII-XVIII веков

Глава «Дворцы. Особняки» раздела «Архитектура Франции XVII - XVIII вв» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.


 

Общий  план

Дворцы. — К началу XVII в. в архитектуре дворцов замечается полное изменение традиционных планов; общий характер их начинает приспособляться к требованиям нового социального порядка, сильно отличающегося от прошлого. Сюлли   подготовил   организацию   центральной   власти,   Ришелье завершил ее, —  и вот возникает официальная архитектура, план получает размах, дотоле неизвестный.

Вместо того чтобы избегать — как это делалось раньше и как мы это делаем теперь — такого плана, где комнаты следуют непосредственно одна за другою, прибегают, подражая Италии, к такому расположению, где помещения взаимно связаны, где залы располагаются анфиладой, так что посетителю приходится пройти ряд приемных и галерей, в которых сопровождающая его свита останавливается сообразно своему рангу и званию, пока, наконец, в конце этого перехода не попадают в «кабинет», где хозяин дает аудиенции. Жилой корпус расположен обычно, как и в особняках ренессанса, между парадным двором и садами.

Как и в Италии, парадные залы редко имеют определенное назначение. Большой готический зал принимает вид галерей и служит для празднеств; «парадная комната» представляет собою промежуточную комнату между приемными и кабинетом, имеющим облик обычного жилого помещения, что придает приемам более интимный характер; принимают в спальне, около кровати («rueiles»); а то помещение, которое называли салоном, — просто проходная комната, соединяющая двор с садами.

До 1650 г. особая комната, играющая роль наших столовых, является почти исключением; столы накрывают, смотря по обстоятельствам, то в приемных, то в салоне, а кухонные помещения располагаются возможно дальше от жилых комнат, насколько позволяют размеры здания.

Чтобы не нарушать анфилад, лестницу обычно относят в один из углов здания. Что касается жилых комнат, то совершенно так же, как и в итальянских палаццо, их приносят в жертву парадным залам и делают их столь же неудобными, как и в Италии: их размещают во второстепенных крыльях, часто они имеют меньшую высоту, чем приемные залы, а в промежутке между их потолками и полом верхнего парадного этажа устраивают комнаты для служб.

Современники приписывали маркизе Рамбуйе инициативу нового распределения помещений, идею которого она, по-видимому, усвоила благодаря тому, что была воспитана в итальянском духе. До нас дошли только описания ее особняка, и то не вполне ясные; замок Ришелье в Пуату известен нам лучше; Версаль же является законченным типом этих парадных расположений.

Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв. План приемных зал Версаля
Рис. 448

На рис. 448 мы даем план приемных зал Версаля в таком виде, какой они имели в последние годы царствования Людовика XIV. Апартаменты короля занимают правое крыло, апартаменты королевы — левое; кабинет короля — в центре, жилые комнаты размещены в M и N. Чтобы дойти до кабинета короля, нужно, отправляясь от парадной лестницы R, пройти всю анфиладу приемных и салонов, помеченных цифрами от 1 до 9. Чтобы добраться до комнаты королевы, надо пройти, начиная от лестницы Т, весь ряд комнат, последовательность которых отмечена буквами от А до Е. Другая, менее пышная анфилада ведет от лестницы  Т к кабинету короля через приемные I, II, III и 8.

Впрочем, Версаль, как и Лувр, отнюдь не представляет собой дворца, построенного в один прием, — он появился в результате последовательных пристроек к замку Людовика XIII, послужившему основным ядром. На плане V (рис. 449) эти постепенные пристройки, которые присоединялись к первоначальным строениям, образуя мраморный двор, двор министерства (М) и, наконец, службы, показаны штриховкой.

Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв. План последовательного расширения Лувра
Рис. 449

Для сравнения мы изобразили последовательное расширение Лувра (рис. 449, L) и его слияние с Тюильри. В Ватикане (рис. 413) двор делла Пинья играет точно такую же роль, как площадь Карусель между дворцами Тюильри и Лувром.
 
Особняки. — Не в одних только дворцах комнаты размещены анфиладой. Мы приводим план особняка в Клермоне (рис. 450, А), сохранившийся среди прочих многочисленных примеров в сборнике Блонделя и относящийся к эпохе царствования Людовика XIV. Здесь тот же замысел; нумерация комнат указывает на рассчитанный окольный путь, на промежуточные помещения, которые требовалось пройти, чтобы попасть из вестибюля в кабинет, где происходили приемы.

Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв. План особняка в Клермоне
Рис. 450

В течение XVIII в. эти пышные планы видоизменяются. Конец царствования Людовика XIV — эпоха бедствий — является для гражданской архитектуры периодом застоя: за время с 1704 по 1713 г. было построено всего несколько частных особняков, — войны за испанское наследство поглощали все средства.

Возобновляется строительство только в начале нового царствования, но оно принимает совершенно иное направление: репрезентативность играет уже второстепенную роль, прежде всего стараются строить экономно и удовлетворить требованиям комфорта. Поэтому начинают группировать службы в помещениях, имеющих удвоенную глубину, что даст возможность, при одних и тех же расходах на фасад, использовать почти двойное по размерам пространство. Насколько в предшествующую эпоху стремились избрать такой план, где все комнаты были бы проходными, настолько новая архитектура пытается сделать их независимыми одна от другой.

Этот переход от одной системы к другой наглядно выражен в особняке в Мэне (рис. 450, В), построенном около 1730 г.; здесь можно наблюдать, как в, одной клетке располагаются два ряда зал. Мы дали подробный план только одной половины апартаментов, составляющих этот особняк; трудно придумать более остроумное распределение помещений, чтобы избежать проходных комнат. В дни приемов эти комнаты превращаются в приемные, которые предоставляются гостям в порядке номеров: 1, 2... 6. Этот план вполне соответствовал эпохе перехода от пышной жизни великого века к буржуазным нравам современного общества. Одновременно планы А и В (рис. 450) показывают размещение служб в больших особняках XVII и XVIII вв. Службы расположены по краям переднего двора и состоят из конюшен (Е), каретных сараев (R), людских (О) и кухонь (С), которые всегда находятся вне жилого корпуса.

 

Внешний вид

Фасады. — То, что мы сказали о внутреннем убранстве, характеризует облик апартаментов в различные эпохи; на рис. 451 — 453 представлены фасады. Фрагмент особняка в Бретонвиллере (рис. 451) относится к эпохе Людовика XIII, когда искусство еще сохраняло некоторые черты непосредственной выразительности ренессанса. Корпуса с крутыми крышами очерчены смелыми и простыми линиями; обрамления проемов разных этажей связаны между собой; высокие люкарны, выступающие из крыш, высокие трубы каминов, словом, прежде всего — эффекты масс, а время от времени — то декоративный мотив, то монументальная дверь.

Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв. Фрагмент особняка в Бретонвиллере
Рис. 451

Рис. 453 передает характер величественной простоты, свойственной фасадам в период царствования Людовика XIII и Людовика XIV: углы, которые акцентированы рядами рустованных лопаток; крыши, в которых купола чередуются с крутыми щипцовыми кровлями. К этому виду архитектуры относится замок Ришелье; традиции ее сохранились до последнего периода царствования Людовика XIV: пример, приведенный на рис. 452, взят из замка Буффлер, относящегося к концу XVII в.

Наряду с этой торжественной архитектурой, мы встречаем в некоторых архитектурных композициях эпохи Людовика XIV смелые приемы расцвета ренессанса, отмеченные благородством стиля, дотоле неизвестным; таков фасад замка в Мэзон (рис. 452) — одно из прекраснейших сооружений Фр. Мансара и одно из наиболее оригинальных произведений нового искусства.

Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв. Фасад замка в Мэзон
Рис. 452
Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв
Рис. 453

Холодная,   маловыразительная   правильность   начинается только  со  второй   половины  столетия;  но  XVIII  в.  сумеет освободиться от нее в некоторых сооружениях, как, например, фасад особняка Субиз (здание архивов), достойных лучших эпох.

Садовая архитектура. — Одна из заслуг архитектуры XVII в. состоит в том, что она сумела сочетать впечатление от жилья с впечатлением от примыкавших к нему садов. До последних дней ренессанса французский парк, из соображений безопасности, представлял собой участок, обнесенный стенами, лишенный всякой перспективы; в одной только Италии существовали сады, где прямые длинные аллеи развертывали перед зрителем громадные перспективы, незаметно переводя взгляд от близких планов к далеким.

В царствование Людовика XIII эти сады с перспективами появляются во Франции (парк при замке Ришелье, рис. 454). Наконец, при Людовике XIV Ленотр поднимает разбивку парка на высоту искусства.

Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв. парк при замке Ришелье
Рис. 454
Французские дворцы и особняки XVII - XVIII вв. план версальского ансамбля так, как он выглядел около 1670 г.
Рис. 455

Парк замка Во представляет один из первых примеров этого величественного стиля, созданного Ленотром, а Версальский парк, является идеальным воплощением его. На рис. 455 показан план версальского ансамбля так, как он выглядел около 1670 г. От каждою фасада дворца открывается широкая прямая просека, прорубленная в чаще высоких деревьев; террасы скрадывают отлогость почвы, а водная гладь расстилается среди цветников переднего плана на фоне пейзажа.

Нигде окружающая панорама не достигала большего величия и не соответствовала лучше духу своего времени; невозможно было бы выразить более убедительно идеи величия в понимании этого века. В парке XVII в. все было архитектурно оформлено: деревья были аккуратно подстрижены, и им придавались правильные геометрические формы; самые клумбы цветов имели вид декоративных панно, рисунок которых выводился линиями букса, как бы вышивавшими узоры на фоне газонов и дорожек, посыпанных цветным песком. Такая строгая архитектурная обработка парков наблюдается в течение всего XVII в., пока, наконец, недостаток средств и ложное понимание природы, нашедшее выражение в литературе той эпохи, не привели к разукрашенным пейзажам Эрманонвилля и не закончились сельскими фантазиями Трианона. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)