Основные этапы французской архитектуры

Главы «Основные этапы французского искусства», «Французская архитектура XVII века», «Французская архитектура конца XVII и XVIII века», «Общее состояние архитектуры в Европе в XVII и XVIII веках» раздела «Архитектура Франции XVII - XVIII вв» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г.


 

Основные этапы нового искусства

Возвратимся к французской архитектуре на исходе XVI в., ко времени прекращения религиозных войн. Архитектура переживает все превратности периода возвращения к миру и благоденствию: она скромна и расчетлива после войн Лиги, расточительна при Ришелье, величественна и торжественна до чрезмерности при Людовике XIV, холодна и строга накануне революции. Рассмотрим последовательно те средства, которыми она пользовалась либо порознь, либо одновременно.

 

Французская архитектура XVII века

Архитектура камня и кирпича и ее формы

Сочетание кирпича и камня. — При Генрихе IV декоративные эффекты часто достигаются такими конструктивными приемами, в которых цветовые контрасты дают, при небольших затратах, фасады оживленного и разнообразного вида; такова конструкция стен в виде каркаса из тесаных камней с заполнением грубой кладкой.

Поверхность заполнения покрыта цветной штукатуркой: по традиции, идущей от раннего ренессанса, обрамление проемов соединяется через все этажи (рис. 437), образуя от фундамента до люкарн длинные белые полосы, выделяющиеся на красном фоне стен и на голубом фоне шиферных кровель.

Пользуясь всегда простыми средствами, эта архитектура стремится одновременно и к цветовым контрастам и к четким контурам, к узорчатым очертаниям крыш и люкарн; она мало пользуется профилировкой и совершенно избегает мелких деталей: здесь одни контуры и игра красок.

К самым ранним памятникам этого стиля относится дворец Майен на улице Сент-Антуан, восходящий к эпохе Генриха III.

Основные этапы развития французской архитектуры XVII - XVIII вв. Архитектура камня и кирпича и ее формы Галерея Лувра
Рис. 437  Рис. 439

Затем следуют:  при Генрихе IV дворец кардинала Бурбона в аббатстве Сен-Жермен де Прэ, строения на площади Дофина и на площади Вогезов (рис. 437); при Людовике XIII — основное ядро Версальского дворца; один из последних примеров этого стиля — дворец Мазарини (Национальная библиотека), построенный Франсуа Мансаром в несовершеннолетие Людовика XIV. К этой же архитектуре принадлежит и дворец Рамбуйе.

Применение в каменной архитектуре форм, возникших из сочетания камня и кирпича. — К предыдущей группе, как производное от нее, относится целый ряд зданий, построенных целиком из камня, но заимствующих убранство у только что описанной нами смешанной конструкции.

Как примеры этого своеобразного перенесения форм, мы приводим: при Людовике XIII — дворец Сюлли на улице Сент-Антуан, построенный Ж. Дюсерсо, Сорбонну и Кардинальский дворец, сооруженный Лемерсье; в начале царствования Людовика XIV — дворец д'Омон на улице Жуй, построенный Фр. Мансаром.

 

Декорирование ордерами

Архитектура кирпича и камня, явно проникнутая стремлением к экономии, больше всего подходит для зданий, от которых не требуется ничего, кроме изящной простоты. Для монументальных сооружений прибегают к ордерным украшениям, причем во Франции, как и в Италии, колеблются между двумя решениями: делать ли эти украшения в соответствии с масштабом всего фасада, или же в масштабе только того этажа, который они украшают. Отсюда в ордерной архитектуре наблюдается два течения, которые мы и проследим ниже.
 
Декорирование, увязанное с масштабом этажей. — Когда декорирование увязывается с масштабом этажей, то обычно в каждом этаже помещаются различные ордера; таковы сооружения Танлэ (департамент Ионны), возведенные в конце царствования Генриха IV.

При Людовике XIII традицию применения малых ордеров продолжает С. де Бросс в Люксембургском дворце и на фасаде Сен-Жервэ.

По этому же методу строит Лемерсье центральный павильон в Луврском дворе и  во дворце Лианкур (рис, 438)  — его главном произведении, от которого до нас дошли лишь одни рисунки.

В начале царствования Людовика XIV Лепотр применяет этот же способ декорирования во дворце Бовэ (улица Фран­суа Мирон); с этим же способом мы встречаемся и в замке Бюсси Рабютэн (Кот д'Ор); последним представителем этой системы был Фр. Мансар (замок Мэзон, павильон Гастона Орлеанского в Блуа).

Менее всего пользовалась успехом система малых ордеров в начале XVII в. Во дворце Торпанн была сделана попытка найти компромиссное решение: сохранить антаблемент и уничтожить пилястры или заменить их столбами.

За все время царствования Генриха IV мы встречаем только одно откровенное применение традиционной системы — галерею Лувра (рис. 439). Эта прекрасная композиция дает нам представление о той гибкости, которую еще сохраняло искусство. Нижний этаж был построен раньше (он восходит к эпохе Екатерины Медичи), и нужно его было согласовать с крылом дворца, карниз которого приходился на уровне М\ переход этот обеспечивают антресоли MN.

Дворец Лианкур
Рис. 438
Фрагмент фасада замка Шантильи
Рис. 440

 

Теперь рассмотрим противоположную систему:

Декорирование колоссальным ордером. — В числе первых зданий, где несколько этажей были объединены в один большой ордер пилястров, мы уже называли крыло замка Шантильи, относящееся к эпохе Генриха II.

Мы приводим фрагмент фасада (рис. 440, С). Он наглядно показывает те трудности, которые связаны с этой системой. Антаблементы достигают непомерной величины, чтобы сохранить пропорциональность с пилястрами; окна теряются и как бы стушевываются. Ради антаблемента идут на уступки классическим пропорциям, но, чтобы не лишать окон их значения, захватывают ими часть крыши, превращая их в своего рода люкарны, не связанные ни с фасадом, ни с крышей; иногда даже пытаются охватить окна двух этажей одним обрамлением, как бы симулируя один общий проем.

Благодаря всем этим компромиссам колоссальный ордер становится одним из обычных элементов французской архитектуры. Мы встречаем его при Генрихе III во дворце Диан де Франс (улица Павэ, в Марэ); при Генрихе IV его применили в галерее, соединяющей Лувр с Тюильри (рис. 440, L); построенный во времена Людовика XIII дворец герцогини Савойской (улица Гарансьер) представляет пример ионийских пилястров, решительно выходящих из масштаба. Дорийские пилястры более скромных размеров украшают Версальский дворец.

К началу царствования Людовика XIV все более и более решительно   проявляется   склонность   к   большим   ордерам. В них находят то величие, которое отвечает новым притязаниям монархии. Лево и Дорбэ применяют их в старом южном фасаде Лувра, в замке Во, в коллеже Четырех наций (Институт); Лемюэ пользуется этой торжественной формой для дворца д'Аво (улица Тампль); Фр. Мансар применяет ее на главном фасаде монастыря Минимов в Сент-Антуанском предместье.

Впоследствии Перро, в 1670 г., позаимствует колоссальный ордер как тему для своей Луврской колоннады, а в XVIII в. Габриэль повторит этот ордер во дворцах на площади Согласия.

 

Обработка фасадов рустами и панно

Обработка рустами. — Мы уже указывали на те последствия, какие вытекают из применения колоссального ордера: необходимость огромных карнизов и необходимость чрезмерно увеличивать проемы. Можно до некоторой степени сохранить величие, которое придает архитектурной композиции ордер, поднимающийся от самого основания здания, если заменить пилястры рустованными лопатками. Затраты при этом уменьшаются, и в то же время, так как формы ордера становятся как бы только подразумеваемыми, требования пропорций приобретают менее повелительный характер, что позволяет ограничить и значение антаблементов, и величину окон.

Членение фасадов рустованными лопатками вместо пилястров применено Лемерсье в царствование Людовика XIII в замке Ришелье и в Кардинальском дворце; при Людовике XIV этими приемами пользовались Л. Брюан — для обработки фасадов Дома инвалидов, Фр. Мансар — для Валь де Грае, Перро — для северного выступа Лувра.

Декорирование посредством панно. — Архитектура не останавливается на этом пути к упрощению. В конце концов уничтожаются и эти рустованные лопатки; антаблемент, увенчивающий фасад, покоится на голых стенах, едва украшенных обрамлениями, которые обрисовывают границы промежуточных панно.

Двор Дома инвалидов представляет прекрасный пример таких фасадов, где от ордеров остались только профили карнизов и лопатки. В таком же духе Перро украшает

Фрагменты фасада зданий на площади Согласия
Рис. 441

Обсерваторию, Фр. Блондель — ворота Сен-Дени, Бюллэ — ворота Сен-Мартэн.

 

Французская архитектура конца XVII и XVIII века

Официальный стиль. — В последнюю треть XVII в. начинается обеднение вкуса, чувствуется наступление упадка. Чтобы предотвратить его, Кольбер в 1671 г. учреждает Академию архитектуры и поручает ей путем преподавания теории восполнить пробелы ремесленного ученичества. Он направляет архитекторов в Рим черпать там вдохновение, приказывает опубликовывать труды о памятниках классической древности, пытается оживить искусство тем, что возвышает положение его мастеров. Но одряхлевшее искусство бессильно воспрянуть и помолодеть. Поколенье Лемерсье и Фр. Мансара вымирает; следующее за ним поколение еще создает несколько произведений, достойных предшествующего периода, но в общем стиль становится дряблым, исполнение — посредственным.

Стремясь к ложному идеалу благородства, останавливаются, по примеру итальянцев, на однообразных фасадах, которые на всем протяжении повторяют одни и те же мотивы, — и этой холодной симметрией настолько скрывается расположение частей здания, что за одним и тем же фасадом располагают и капеллы, и лестницы, и даже бани; маскируют даже крыши. Основное стремление — не выявлять снаружи ничего, что напоминало бы о материальных житейских потребностях.

Именно такая архитектура, как будто созданная не для простых смертных, нравится королю. Жюль Ардуэн-Мансар полностью применил ее к Версальскому дворцу (рис. 441, А); фасад, в котором ясно сказываются все эти тенденции, относится к 1675 г. Традиции высокого искусства и упадок XVIII века. — Последние годы XVII в. отмечены возвратом к более разнообразным формам; тогда и стиль Ардуэн-Мансара приобретает большую гибкость, это, быть может, следует приписать сотрудничеству с ним других архитекторов, среди которых Сен-Симон называет Лассюранса.

Как бы то ни было, но перед смертью Ардуэн-Мансара (1708) как будто наблюдается некоторое оживление: он заканчивает свою деятельность двумя шедеврами — Домом ин-
валидов и Версальской капеллой. Бедствия конца царствования Людовика XIV сдерживают это оживление, и оно решительно возобновляется только после установления Регентства. Начиная с этого момента, существуют, так сказать, две архитектуры: одна продолжает строгие традиции предыдущего периода, другая вступает на путь утонченного изящества, которое весьма правдиво отражает изысканность современного ей общества.
 
Стиль новой школы, жанр «рококо», устанавливается только к 1730 г. и находит главного выразителя в лице Боффрана; стиль классической школы имеет своими представителями последовательно Габриэля, Суффло, наконец, Луи и Антуана.

В продолжение всей второй половины царствования Людовика XV обе школы существуют совершенно самостоятельно: в то время как дворцы Нанси перегружены украшениями в стиле рококо, площадь Согласия отличается величественным достоинством и грандиозностью своих великолепных очертаний (рис. 441, В, 1750 г.) Беспорядочная школа середины XVIII в. выдыхается ко времени Людовика XVI: философское движение направляет умы в сторону античности. Вкусы совершенно изменяются, и чистотой форм пытаются превзойти даже школу Габриэля и Суффло. С приближением революции впадают в сухость, а вместе с революцией начинается кризис искусства, выход из которого едва намечается только в нашу эпоху.

 

Общее состояние архитектуры в Европе В XVII и XVIII веках

В XVII и XVIII вв. Европа находится под влиянием отчасти современной Италии, отчасти Франции. В общем, преобладают французские влияния; так, французские зодчие возводят для немецких князей большую часть их дворцов: в Берлине, в Мюнхене, в Штутгарте, в Манн-гейме.

Иниго Джонс, с которого начинается классическая архитектура в Англии, по-видимому, выработал свой стиль путем непосредственного изучения памятников Италии и основал школу, продолжателем которой в XVIII в. явился Чемберс, строитель дворца Сомерсет.

Рен (С. Wren), архитектор собора св. Павла в Лондоне, примыкает к школе, создавшей во Франции Дом инвалидов; построенный им собор св. Павла, в свою очередь, послужил для Америки главным образцом при сооружении Капитоля в Вашингтоне.

В России в XVIII в. проявляется главным образом итальянское влияние, — во дворцах Санкт-Петербурга.

Что касается итальянского искусства, отзвук которого представляют собой все современные архитектурные школы, то его последними созданиями были: колоннада Бернини на площади св. Петра, величественный, но не строгий фасад, приданный архитектором Ал. Галилеи церкви Сан-Джованни ин Латерано, и холодные сооружения Ванвителли в Казерте.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации)